Эндор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эндор » Архив отыгрышей Тёмного Блока » Скалы южных склонов Тангородрима, 1 год Солнца - сыгран


Скалы южных склонов Тангородрима, 1 год Солнца - сыгран

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Годы: 1 год Солнца
События: майа Тибальд занимается художественным развешиванием по скалам некоторых рыженаглых нольдор
Действующие лица: Тэвильдо, Майтимо, Готмог
Предшествующие события: Совет Мелькора и его майар по поводу первенца Феанаро
Предшествующая тема: Малый совет или о неких наглых нольдор
Соответствие канону: не противоречит
Соответствие игровому моменту: важное прошлое

Теги: Темный блок,Первый Дом,1 год Солнца,сыграно

0

2

Ветер любит пошутить. А потому его потоки не напоминали для рыжего путы - скорее такие поддерживающие и щекочущие руки. Или же постоянно раскачивающийся под ногами канат. Да, не удержался, испугал несколько раз потерей и падением, но неизменно подхватывал. Один раз быстро, а второй - почти у самых скал. И смеялся, пусть говорят, что ветер не умеет! Ещё как умеет, особенно если этот ветер - наглый рыжий кот. Что ж, картина жмущегося к скалам нолдо, подкинутая Мелькором была очень и очень заманчива. Поигрррать... И для этих самых игр Тибальд выбрал узкий карниз на одном из склонов Тангородрима. Точнее раньше это была достаточно широкая площадка, но ветра делали свое дело, и сейчас от неё осталась именно такая вот полоска. Коту скакать - в самый раз. А вот стоять на ней эльда было неудобно. Но именно туда его и... ну почти поставили - удержаться или нет на ногах - дело уже исключительно рыжего кидателя ложками. А сам Тэвильдо вновь нарисовался в пушистой ипостаси на краю. Осталось дождаться Готмога. Железная жила проходила совсем рядом, так что необходимости тащить ещё отдельно металл не было. Оставалось решить, как именно нужно расположить игрушку, чтобы было поинтересней с ней играть.

+1

3

Получив осанвэ от Кота, Готен-Бау некоторое время, задумавшись ходил по комнате, но затем все же вышел из нее и быстрым шагом направился к месту встречи. Поднимаясь сначала бесконечными лестницами все выше и выше, а затем  идя по проходам, которые были выплавлены прямо в скале, барлог думал о том, что приготовила для него предстоящая встреча. На недавно прошедшем Совете он не присутствовал, что там решили - он не слышал. Ходили шепотки, что Майрона макали в грязь лицом, а ему было нечем крыть тузы Владыки, но слухи есть слухи - в них доля истины обратно пропорциональна количеству языков, которые эти слухи перемалывают. Готмог не мог не знать, _кто_ был причиной таких разногласий Мелькора и Артано, но что именно стало камнем преткновения, если сам Владыка отдал приказ психологически давить на короля эльфов, барлог не знал. А то, что это был именно приказ Мелькора - военачальник не сомневался - за Артано не было замечено пристрастий лазить к эльфам и беседовать беседы без отданного на то приказа. Он не особо верил, что всему виной сам Майрон - тот знал свое дело и выполнял свои обязанности в срок и правильно - вряд ли это он ошибся. О том, что ошибся Мелькор априори не могло быть и речи - пусть он допускал себе право на ошибку, называя это капризностью Стихии, но никто бы не был так ему верен, если бы и остальные всерьез считали, что Владыка способен допустить в чем-то промах. Значит оставался один козел отпущения - сам Майтимо. Наверняка именно он выдал на Совете кульбит, который привел к таким последствиям. Но о том, что какой-то эльф смог рассорить Учителя и Ученика думать не хотелось вдвойне. Это был будто бы замкнутый круг. Но тех или иных последствий не бывает без тех или иных причин. И Готен-Бау прекрасно это понимал. Возможно, что эта встреча с Тэвильдо что-то ему наконец прояснит. А может, еще больше запутает. Почему-то барлог рассчитывал именно на худшее. Привычка, не иначе.
Майа, увидев назначенное место встречи воочию, понял, что опасения и ожидания его не обманули - узкий карниз  над пропастью не располагал к приятным прогулкам, если только на тот свет. Ветер дул достаточно сильный, Готмог накрутил свои длинные волосы на кулак и мастерски закрепил их между рогами, которые не в первый раз служили многофункциональным дополнением его, со странностями, головы. Кота барлог увидел не сразу, а как только поднялся чуть выше, на более менее широкую площадку, что, кстати, не отменяло ее прекрасного месторасположения - прямо над пропастью. И именно она впоследствии превращалась как раз в тот самый неприветливый на вид узкий карниз. По этому карнизу как ни в чем не бывало разгуливал Тэвильдо. И при каждом порыве ветра, казалось, что он ухнет вниз, но это была лишь видимость - ветру надо было бы очень постараться, чтобы майа в обличье кота смог упасть пусть даже и с этого узкого перешейка.
Готмог крикнул ему, перекрикивая шум ветра в ушах:
- Я здесь. Зачем ты меня позвал?

Отредактировано Gothom-bauk (13-03-2013 20:52:02)

+2

4

Путешествие из зала Совета до скал Тангородрима, мягко говоря, оказалось странным: эльф толком не успел понять, что происходит, а воздушные потоки уже объяли его со всех сторон, поднимая над землей. Мельтешение в глазах, свист ветра, шум - прекрасные факторы, по которым вполне можно запомнить своеобразный метод передвижения. Оказавшись на земле, если, конечно, можно было назвать скупой выступ скалы именно что землей, Майтимо ещё какое-то время боролся с головокружением - мир так и норовил встать с ног на голову, переворачивая, казалось, всё вокруг. Пальцы в первую же секунду после приземления стали лихорадочно шарить по почти пологой стене за спиной в тщетной попытке ухватиться хоть за какую-то щель или неровность - вот уж чего-чего, а продолжить полет, только уже без всякой поддержки, да сломать себе шею, Нельо не горел желанием. Хотя, на такой высоте, да если ухнуть, перелом шейных позвонков - это, пожалуй, ещё не худший исход.
Прижимаясь спиной к холодному камню и смотря исключительно вверх, на мрачное неприветливое небо, чтобы голова не кружилась ещё сильнее от высоты, нолдо изо всех сил старался устоять. Ему совершенно не нравилось то, что уступ узкий, что мелкими камешками он осыпается вниз под тяжестью его тела, то что сорвись - и удержаться не за что.
Ни о каких мыслях помимо высоты и думать не приходилось - даже злость упорхнула, точно испуганная пичуга. Лишь бы не упасть, лишь бы удержаться. Ещё и ветер, как назло поднялся такой, что будь Майтимо чуточку ниже и легче, уже бы улетел в пропасть, что так жадно раскрыла широкую пасть в ожидании неосторожной или же просто неудачливой добычи.
Появление третьего лица не произвело никакого впечатления - в это мгновение Нельо было более чем безразлично кто там и что говорит. Страх перед смертью, животный страх, такой позорный, но в тот же миг свойственный всем живым, - превозобладал над всеми прочими стремлениями и желаниями.

Отредактировано Майтимо (25-03-2013 19:33:09)

+1

5

Кот успел продефилировать туда-сюда по узенькому карнизу раза три, когда показалась приметная шевелюра Готен-Бау. На эльфа он даже не смотрел - слишком ярким был запах страха. Именно ярким - Тибальд не только ощущал его панику, вызванную огромной высотой и ненадежной опорой, всей шкурой, всей звериной натурой, он практически видел дымное облако животного ужаса, окутывающее рыжего нолдо. И естественно, как пока балрог поднимался на необходимую площадку, пушистый нахал прошелся и мимо ушастого, старательно вытерев шкуру об его ноги. шанс пнуть его у пленника был, но тогда бы он сам потерял равновесие, и не гарантия, что Тэви взялся бы подхватывать своим ветром его сразу же. А не у самой-самой земли. Так ведь интереснее, правда же?
- Я здесь. Зачем ты меня позвал?
Золотистые глаза уставились на Готмога, а потом переместились на эльда, словно бы намекая раньше слов.
- Я понадеялся, что отважный и умелый валарауко не откажет безобидному шуту в одном маленьком деле. Одобренном Владыкой Севера. - рассмеявшись, - Мне тут подарили игрушку. Но видишь вот, как она стоит. Упадет еще при игре, рррразобьется. Жааалкоооооу будет.
При этом интонация решительно показывала, как именнно будет рыжему шуту пленника "жалко". Он сел, перетекая в двуногую форму, возможным образом уютно умостившуюся на карнизе. И ветер слегка изменился -теперь он скорее прижимал к скале всех троих. Поддерживая майар, и доставляя ещё массу ощущений "приятный" для принца нолдор.

+1

6

Готмог сразу, как только поднялся на скалу, заприметил рыжего нолдо - камень преткновения Владыки и Майрона. Но смотреть на него долго не было интереса, а главное, что это было необязательно, поэтому он сразу обратился к Тибальду и получил весьма занимательный ответ:
- Я понадеялся, что отважный и умелый валарауко не откажет безобидному шуту в одном маленьком деле. Одобренном Владыкой Севера. Мне тут подарили игрушку. Но видишь вот, как она стоит. Упадет еще при игре, рррразобьется. Жааалкоооооу будет.
Падать "игрушке" действительно было куда, высота казалась ошеломляющей, а ветер игриво бесновался, дуя то в одну сторону, то в другую, норовя разбрызгивать сказанные слова по всем четырем сторонам света.

Кот обмолвился, что это был приказ Мелькора. Приказ... Где, на Совете? Как жаль, что меня там не было, думаю, что я бы много поучительного мог вынести из этого показательного выступления.

- Чем _я_ могу тебе помочь? А главное, в чем? - его голос звучал громко и барлог надеялся, что Кот его слышит хорошо, иначе проще говорить по осанвэ в самом деле. Пока Готен-Бау ждал ответа, он перевел взгляд голубых глаз на того, кто стал главной фигурой в этом и предыдущих представлениях. Майтимо боялся. Майа Огня это чувствовал, чувствовал это и Кот, и самое главное - Майтимо _знал_, что оба майар это чувствовали. От того было еще горше и постыдней, но страх затмевает все, даже хваленую нолдорскую гордость - ей нет места здесь, на узком крошащемся уступе, где с трудом умещается тот, кто бросил вызов не просто Владыке, кто бросил вызов самой Идее. Гордость можно пытать разными эмоциями, но убить ее может лишь страх. И сейчас, пытаясь ухватиться хоть за что-нибудь в этой каменной преграде, нолдор выглядел так, что хотелось его жалеть. Даже барлогу. А это значило, что на данную минуту, час, год - гордость и достоинство Маэдроса мертвы.
А Готмог тем временем вновь перевел взгляд на акробатирующего Тибальда и во взгляде читался все тот же вопрос, немым дополнением служивший ему.

Отредактировано Gothom-bauk (21-03-2013 18:40:06)

+2

7

"Безумие. Сплошное безумие", - пронеслась мысль и обожгла сознание нолдо: как же хотелось оказаться сейчас где угодно, только бы подальше отсюда - от этой пропасти, от колючего ветра, надзирателей, лезущих в подсознание, в душу. Майтимо зажмурился, стараясь позабыть о том, что перед ним бездонная пучина, дна которой не увидеть, даже посмотри он вниз, откинуть дурацкий липкий страх, подавить его. И вроде вот, стало же получается, когда все лишние тревоги постепенно отступали, даже мысли потекли ровнее, но треклятый уступ так невовремя стал крошиться и нога соскользнула. В этот момент, эльф, наверное, уже распрощался с жизнью, да вот только настойчивый поток ветра припечатал того обратно к скале, держа, не хуже пут. То ли острыми лезвиями, то ли колкими иглами был этот воздух - не оставляя порезов, не причиняя явного вреда, он, тем не менее, причинял массу не самых приятных ощущений. Боль всяко лучше страха - это Маэдрос усвоил давно.
Нельо ещё какое-то время стоял зажмурившись, молча и неподвижно, глотая яркие чувства унижения и ущемленной гордости. Слишком явно он чувствовал, что рана, нанесенная отнюдь не клинком, - одна из частей плана Врага, дать понять, кто эльф на самом деле, что в сравнении с ними - ничто. Хлесткая пощечина - унизительная, сильная, точная, и словно эмоции перерастают в материальную реальность - ощутимая.
Слова Кота лишь обрывками доносились до слуха - свист ветра перебивал половину из того, что говорил приспешник Моргота, унося звук в сторону. Тогда как речь балрога эхом разносилась по ущелью, разбиваясь о бездушный прочный камень скал. Интонации, издевки, пренебрежение - всё это Майтимо старался пропускать мимо, осознавая лишь одно: его положение безвыходно, а насколько всё станет плачевно - зависит, как бы не было то мерзко, от этих двоих.
Вопросы, навроде: что будет дальше? Зачем всё это? - лишь незримыми отзвуками мелькали в мыслях, но их Нельо гнал прочь как можно скорее. Порой легче не думать ни о чем, нежели гадать и представлять всевозможные исходы.

+3

8

Продолжая восседать на карнизе как ни в чем не бывало Кот смотрел на балрога и болтал ногами. Ветер мягко его поддерживал, не давая крениться вперед. Готмог задал вопрос по делу, да и пора уже было бы. Склонив голову на бок и наивно-наивно глядя. Ребенок во всей красе.
- Ты огонь, Готен-Бау. Ты плавишь металл и скалы и так дивно поешь. А мне надо сделать так, чтобы моя игрушка не упала вниз. У неё есть целых четыре конечности, и ещё голова. Можно было бы просто погрузить его в скалу, но как тогда мне играть с ней? - кивнув на нолдо, - Видишь, его уже шатает. Он тут и часа не простоит. Вот так. А мне постоянно просить ветер его держать? - фыркнул, - Есть занятия и поинтереснее.
Тэви вытянул руку, прочерчивая по скале ведомую только ему линию узора. Он не зря выбрал именно это место. На деле среди скал Тангородрима была ещё масса мест, не менее "приятных" для нолдо и интересных для игры с ним. Он знал все их. Однако же только здесь так близко к поверхности проходила жила железной руды. Камень легко крошится, а металл легко запевать тому же Готмогу. Он обвел ещё раз тот же узор привлекая к нужному месту внимание собеседника. И повернулся уже к эльфу.
- Ррррыжий, где твоя сила. Какая часть твоего тела держит тебя лучше всего в руках? А то истерика и бунт тут могут нехорошо сказаться на сохранности вот этого, - положив вторую руку на карниз, - "Пола".

+1

9

Кот казался полностью довольным жизнью, природой, погодой - всем. Его нагловатая улыбка и привычка по-кошачьи растягивать слова и мурлыкать в некоторых ситуациях сильно злила барлога, что, впрочем, неудивительно - разозлить в душе раздражительного и агрессивного огненного демона мог любой, кто хоть как-то приложит к этому усилия, а Тибальд частенько такие усилия прилагал и не факт, что просто "хоть какие", ибо Готмогу зачастую предлагалось лишь два варианта: убить обнаглевшего в своей безнаказанности майа или еще на один этап поднять, протренировав, свою выдержку. Мирозданием предлагалось, не иначе. И выбор всегда оставался за головой, отчего Кот до сих пор продолжать пакостить и мило улыбаться всем тем, кому напакостил. Да и не только им, но и потенциальным жертвам, что уж греха таить. И сейчас эта улыбка цвела пышным цветом на его довольной жизнью физиономии. А Готмогу оставалось только хмуриться. Или это он просто щурился от порывов ветра, что периодично менял свое направление, растрепав так изначально прекрасно накрученные на рога волосы.
- Ты огонь, Готен-Бау. Ты плавишь металл и скалы и так дивно поешь. А мне надо сделать так, чтобы моя игрушка не упала вниз.
Да, верно, я огонь, но ты уверен, что именно меня стоило бы пригласить на эту почетную миссию? Огонь ведь не только я... Тогда почему именно так? - барлог слушал очень внимательно, пытаясь фильтровать и филигранить сказанные слова под ситуацию и ее предсобытийную окраску.
- Можно было бы просто погрузить его в скалу, но как тогда мне играть с ней? Видишь, его уже шатает. Он тут и часа не простоит. Вот так. А мне постоянно просить ветер его держать? Есть занятия и поинтереснее.
Действительно, у меня так точно есть.
Майа ветра рисовал узоры на скале, но барлог уже знал, что за черточки и точки расставлены над тэнгвами. Готен-Бау перевел снова взгляд на изо всех сил старающегося удержаться нолдо и уверенно шагнул к нему на карниз, перешагнув через сидящего Кота, благо рост барлога позволял проводить такие маневры. Ударив в скалу кулаком, из-за чего из нее выбился приличный кусок, Готмог взял эльфа за руку и молча "зацепил" его пальцы за образовавшийся поручень.
- Так стой. - глаза майа Огня прямо смотрели в глаза нолдо. В одних читался прежний страх, во вторых читалась уверенность. И где-то посередине, встречаясь, эти взгляды рождали абсолютный ноль, ноль этот был не конечной координатой, а скорее, точкой отчета для чего то более равновесного, чем животный страх и полная непоколебимая уверенность в чем-то.
А тем временем голос Тэвильдо продолжал вещать, обращаясь уже непосредственно к Майтимо и барлог, смотря на него, думал о том, что тот его наверняка слушает, но вот _слышит_ ли. А пока - еще один шаг назад, придавливая ладонью эльфа плотнее к скальной стене, и вот военачальник вновь смотрит на Кота:
- Я понял, что именно ты хочешь сделать. Предложения по тому, _как_ именно ты хочешь это провернуть есть? Но имей в виду, что если твои варианты не придутся мне по нраву, я исполню приказ Владыки на свое усмотрение. - и тут Готен-Бау улыбнулся, демонстрируя свои слегка выступающие клыки.  - Для начала скажи мне, этот нолдо должен жить или...? Какие указания в отношении пленника?
Помимо этих слов ветер швырнул в сторону Тэвильдо еще и огненную гриву барлога, окончательно растрепав все укрепления.

+3

10

Первые же слова Кота, особенно про плавление металла, не предвещали ничего доброго для нолдо - только сейчас Нельо почувствовал холод и он невольно поежился. Он шел отовсюду, окутывая прохладным ветром, прикосновением мертвого камня, отголосками страха. Пальцев, коими впился в скалу, эльф уже не чувствовал.
Приближение одного из двух майяр в первые секунды напугало, и хотя осознание того, что его смерть не нужна Морготу - слишком легко, слишком милосердно - тлело в мыслях, придавая толику уверенности. Сейчас самой явной опасностью была неизмеримая высота, а не его палачи.
Майтимо ожидал от подошедшего чего угодно, издевательств, насмешек, угроз, но не помощи. Прикосновение, после стужи показалось чересчур горячим, обжигающим, но Нельо не дернулся, смотря прямо на внезапно подобревшего врага так, точно молча спрашивал причину. Что это? Подачка? Добрая воля? Вот так взять и поверить в дружелюбие темного майя, тому, кто видел к каким бедам привели выходки их хозяина - это из ряда зареального, почти неосуществимого. Однако сейчас, стоя на крохотном уступе, перед ликом темнеющей пропасти, чувствуя тепло, исходящее от балрога и видя помощь, пусть и не без двойного дна, хотелось просто принять сие, как факт.
- Hantale, - одними лишь губами, беззвучно проговорил эльф, отводя взгляд, и крепче ухватываясь за новообразовавшуюся неровность в теле скалы. Слуха донеслись слова второго майяра: на них нолдо мог лишь хмыкнуть, не понимая толком о чем говорит Кот. А дальше - разговор уже лился между этих двоих. Слушая, что говорят стихии, Нельо в очередной раз убедился в своих недавних суждениях.
Опора из-под ног ушла как-то слишком резко и, самое главное, неожиданно - рука соскользнула, а кроме того импровизированного поручня держаться больше не за что. Камни полетели вниз и их глотала пустота, а вслед за ними ухнул и сам Майтимо, не успев ещё толком понять, что произошло.

+1

11

Кот сидел и болтал ногами в пустоте, ловя ветер. И смотрел на валарауко всё так же невозмутимо насмешливо. И разве что самую капельку печально. В целом и частностях, конечно, стоило выкладывать майа огня вулкана уже четкий план, но Кот не любил планов, которые нельзя было менять в удобную для себя сторону в любую минуту.
- Вариаанты.... - продолжая вычерчивать рудную жилу, - Вариантов несколько, я бы сказал.
Между тем Готмог внезапно занялся благотворительностью и сотворил для нолдо подобие ручки-поручня, на котором тот мог при желании повиснуть. Именно повиснуть сам. Сам. Так было неинтересно, потому что творящееся в голове данного нолдо было полнейшей загадкой для Кота. Загадкой, которую недурно было бы поразгадывать. Разгадывать или не стоит идти до конца - это Тэви решит потом. А пока он рассматривал балрога, поручень в скале и нолдо. Балрог требовал ответа. И намекал, что у него свое мнение. Взгляд Кота так и говорил: нуу лаадно, уговорррил, сейчас выложу... что-нибудь.
- Видишь ли, пламенный бич и холодный разум, Владыка передал его мне. Чтобы я позаботился о нем здесь. Но ветром его постоянно не удержишь. А место удобное. Вывод - нужно что-то держащее его, поскольку сам он... - именно в этот момент Майтимо сделал ни что иное, как упал. Точнее ухнул вниз с осыпавшегося края карниза.  - Вот просто живая картинка к словам, а? - Глядя вниз на нолдо, - А ведь Арртано убрал с него все следы пыток - за исключением памяти, разумеется. А все равно не удержался.
Упасть, естественно на камни эльфу Кот давать не планировал. За десяток локтей до земли очень сильный порыв ветра прервал его падение, снося в сторону и, даже не дав коснуться земли рыжей гриве, начал издевательски медленно поднимать его обратно. Пока рыжего возвращало на карниз, Тибальд, не отрывая взгляда от него - да-да, ветер был не случайным - продолжил разговор.
- По велению Владыки этот нолдо должен быть жив. И телом, и фэа. И разумом. И мое дело, позаботиться, чтобы он не погиб тут. И именно тут. Чтобы мне было с ним интересно, он должен быть подвижен. самые надежные оковы - сталь и камень, но камень крошит кость, повреждая игрушку. К тому же, после некоторого времени, мне необходимо вернуть Арртано _его_ _эльфа_. Таким, чтобы и ему было с ним не менее интеррресно. - и рассыпав звонкий смех, под который ветер мягко поставил феаноринга "на место", - Твои варианты, Готен-Бау?

+1

12

Манера Кота не говорить четкими фразами, ужасно бесило Готмога - разве можно уяснить что-то четкое и правильное из вечных ужимок и уверток, из постоянного гибкого построения монолога, но приходилось слушать, отфильтровывая шелуху, как говорится, отделяя зерна от плевел. Кот окрашивал свою речь всем, чем мог: он мурчал, болтал ногами, терся о скалу - в общем, вел себя, по разумению балрога, просто как шут, кем он в принципе своем и был - личный шут Мелькора - фигура. Но слушать его было нужно. Сейчас Тибальд являл собою глас Владыки и, Готен-Бау, сдержав смешок от мысли Ну глаз, а где все остальное?, тем не менее внимательно прислушивался к словам Кота. Тот вещал о том, что нужно приковать узника к скале, но якобы не совсем приковать, а так, чтобы тому было комфортно и он не поранился.
Просто прекрасно, да. - с иронией подумал Готен-Бау, но тут посыпался уступ и нолдо ухнул вниз. Балрог даже не успел среагировать, чтобы ухватить его. Он бы успел поймать эльфа, скорее, только за волосы, но вряд ли это была хорошая идея. Кот слегка оживился - было видно, что ему интересно и он забавляется - и поймал падающего потоками воздуха практически у самой земли, поднимая обратно на уступ под светлые очи присутствующих. Вид у нолдо был, мягко говоря, ошалелый, посему балрог перевел взгляд на Тэвильдо снова, улавливая его последние слова:
- Чтобы мне было с ним интересно, он должен быть подвижен. самые надежные оковы - сталь и камень, но камень крошит кость, повреждая игрушку. К тому же, после некоторого времени, мне необходимо вернуть Арртано _его_ _эльфа_. Таким, чтобы и ему было с ним не менее интеррресно. Твои варианты, Готен-Бау?
Ну наконец-то хоть один четкий вопрос, пронеслось в голове майа Огня и он отозвался:
- Я понял, о чем говорил Ты. Уловил суть. Но у меня есть предложение, Кот. Мне не верится, что, вися здесь хоть какое-то время, нолдо сможет остаться...интересным для Майрона. Но приказ Владыки есть приказ. Но хотелось бы узнать, _четко_, что он сказал, прежде, чем выполнять. - балрог прищурился и взглянул Коту прямо в глаза, - Желательно по осанвэ, Тибильд. Для четкости понимания.

Отредактировано Gothom-bauk (01-04-2013 18:56:40)

+1

13

Пики Тангородрима - высокие, угрюмые, холодные, щерящиеся острыми камнями в вечно серое небесное полотно; неродные горы, неприветливые для аманского эльфа. Именно в момент своего "неудачного полета", когда злой ветер бил в лицо, и он же, ветер, не дал ему разбиться, нолдо осознал одну простую истину, которая и до сего времени была понятной, но теперь лишь укрепилась - умереть ему не дадут, его смерти нет в планах Моргота. Значит ли это, что пора перестать молча взирать на своих тюремщиков?
Майтимо зажмурился, он собрал всю силу воли в кулак, дабы прогнать испуг - высота страшила, а осознание отсутствия земли под ногами лишь усугубляла этот страх, но сколько можно - хватит уже, хватит, ему ясно дали понять, что даже если он сам того захочет, к Намо его никто отпускать не собирается. 
Выход, если таковой вообще имелся, стоило ещё найти - обратного пути у него нет, его не было с самого начала, со слов Клятвы, с первой резни в Альквалондэ, когда по переливающимся от камений берегам текла кровь их собратьев, с пламени в Лосгаре, когда он, отказавшись поджигать корабли, печально смотрел в сторону противоположного берега, мысленно взывая к другу и прося у него, и всех оставшихся, прощения. Вот и сейчас - путь назад отрезан, закрыт, те, ради кого он некогда рисковал, сейчас отреклись от него, похоронили, но он-то тем не менее жив, он всё ещё дышит этим проклятым воздухом, а значит, должен смотреть  только вперед. Ловить синицу в открытом поле Нельяфинвэ не собирался - никаких угроз, никаких условий: это из его уст, да в данной ситуации смотрелось бы более чем безумно. Но ведь можно потребовать, незарельного, конечно, но вполне допустимого?.. Ему не вернуться к родным, не увидеть лагеря у озера Митрим, не держать речь перед своим народом - всё это осталось позади, теперь же его ждал лишь мрак, но будет то бескрайний котел с кипящим маслом, или же просто темная ночь - решать, как ни странно, ему. Воспротивиться и кануть в небытие, став лишь очередной игрушкой темных, или же принять свою участь и склонить голову - вот из чего следовало выбрать. И, кто бы знал, насколько это тяжело. 
Обо всём об этом нолдо рассуждал, оказавшись уже наверху, когда ступни вновь коснулись твердого холодного камня; теперь он держался крепко, а на двоих майяр смотрел уже излишне нахально - после полета страх испарился, точно и не было его в помине. Судя по отрывку диалога, эти двое так и не решили, что именно станут делать с пленным эльфом. Это радовало. По крайней мере у Майтимо было в запасе ещё какое-то время.
"А как бы поступил на моем месте Кано?.." - отголосок совести кольнул сознание, но память услужливо подсунула недавние события и истинную картину событий там, за стеной непроходимых гор, в Белерианде. Вновь стало холодно, но то был мороз, исходящий изнутри, но вместе с тем во взгляде промелькнула уверенность. Да, кажется, теперь он был уверен в своем выборе. Конечно же - уверен. Он закроет глаза и шагнет против воли близких - шагнет туда, куда его загнала собственная гордыня, где он теперь и останется, но не как раб, нет.
"Время принесет и понимание, и, дай Эру им сил, чтобы они приняли его как должно сыновьям не Феанора, но Нерданэль", - последнее пустое обращение к младшим, послужившее скорее успокоением самому Маэдросу и было отчасти его желанием. И если случится так, что боле не увидит он их, то пусть в памяти останутся только улыбки и смех, всё же остальное - развеется по воздуху прахом сгоревших мечтаний.

+1

14

- Гомоооог, - тон Кота стал почти обиженым: он тут, понимаете ли переступает себя и говорит по делу, а ему не верят, - Я уже говорил, что его поручили мнеу.
Встав одним не по-кошачьи резким движением, Тэвильдо забалансировав на самом крае того, чтобы снова рассыпаться ветром. И от этого его удерживал только приказ Мелькора. И его благоволение Огненному бичу Ангамандо. А воздушные потоки вновь разбушевались, окончательно разметав гриву валарауко, и сильнее прижав к каменной стене нолдо. Его мелодия стала чище и пронзительнее. Страх ушел. А как же иначе, если тут двое майар старательно ломают перед ним комедию. И продолжать её Тэви... собирался, не намереваясь прятать в осанвэ.
- И в каком именно виде этот рыжий достанется Майрону моя забота. Мне нужно лишь то, чтобы он не мог покинуть это место, сохраняя при этом подвижность. Я НЕ прошу тебя выпевать металл из ничего - его в скале более чем достаточно, чтобы утопить в нем непокорного потомка Пробужденного короля нолдор или же вплавить его в скалу. Он сказал, чтобы я позаботился о достойной темнице и развлечении князя нолдор, указав на эти скалы. - нахальная усмешка, заставляющая обычно собеседника сомневаться в том, что Кот снова не начал кривляться, несмотря на серьезный тон, - И я никогда бы не стал отвлекать драгоценное время занятого тебя, если бы в нем в тот момент не звучала мелодия в чем-то схожая с твой, Косомоко. Но лично тебя он этим заниматься не просил.

0

15

И я никогда бы не стал отвлекать драгоценное время занятого тебя, если бы в нем в тот момент не звучала мелодия в чем-то схожая с твой, Косомоко. Но лично тебя он этим заниматься не просил.
Готмог слушал и будто бы кивал. Но взгляд его тем не менее был тверд и упрям. Кот паясничал, выворачивался, делал вид, что обижен до глубины души. Но это все не очень волновало военачальника - больше всего волновала его формулировка отданного Владыкой приказа касательно Майтимо. Поэтому, пропустив мимо ушей все то, что сказал ему Тэвильдо, Готен-Бау еще раз повторил:
- Да, я понимаю. И все же - хотелось бы узнать, _четко_, что он сказал, прежде, чем выполнять. Желательно по осанвэ, Тибильд. Для ясности понимания. В конце концов я имею права выслушать дословный приказ Повелителя, раз уж именно меня ты пригласил его исполнять.
Голубые глаза слегка прищурились, а губы сжались в нить. Лицо Готен-Бау было серьезным и сосредоточенным. Он о чем-то крепко думал и думы эти его явно не радовали.
Голос же был абсолютно спокоен. Балрога сейчас не волновали ни ветер, не притихший разом Майтимо, ни то, что время утекает - он никуда не спешил и считал, что утечка времени сейчас - это использование его во благо дела. Раз майа Ветра не хочет говорить по осанвэ, предпочитая давать слушать их диалог этому нолдо, то это его право. Но дословный приказ Владыки Готмог хочет услышать не_голосом. И на этом он будет стоять насмерть.
Снова собрав в тугой жгут свои волосы, которые нещадно трепал ветер, разбрасывая их из стороны в сторону, майа Огня в упор смотрел на Тибальда, ожидая ответа. Ведь если тому нечего скрывать, то дольше юлить и паясничать просто нет смысла.

Отредактировано Gothom-bauk (18-04-2013 00:17:13)

+1

16

Омут...
Нет, эта была пропасть, на дне которой не острые камни, а непроглядная тьма, что окутает любого наглеца, смеющего ступить в её владения.
Пропасть...
А что позади? Яркий свет, громкий смех и радостные улыбки тех, кто всегда были рядом, готовые протянуть руку помощи - помочь не оступиться.
Нет-нет-нет.
Именно он, свет - ослепил, смех - оглушил, а все эти улыбки - маска лицемеров. Именно поэтому пропасть оказалась настолько близко, готовая вот-вот поглотить целиком наивного аманского эльфа.
Во рту пересохло, когда Нельо собрался таки с силами, дабы перебить двух спорящих майар.
- Стойте... - хриплый голос показался ему тихим, искаженным и чужим. - Стойте.
"Я имею право? О, нет, Майтимо, его-то ты как раз и не имеешь", - мысленный монолог вызвал кривую ухмылку на обветренных губах. - "Я хотел бы? А им есть дело до того, что хочет пленник? Вздор. Тогда как начать?.."
Секунды сыпались, как песок в ладони просыпается наземь сквозь неплотно сжатые пальцы - по крупице. Время бессовестно играло с Маэдросом, то убегая вперед, то застывая.
- Что именно вы хотите делать? - ничего более вежливого и тактичного не пришло в голову, а тяни он и дальше в том же духе, то не останется и этого мнимого шанса на успех. - Было бы... интересно... узнать...
Прокусив губу до крови; не чувствуя боли, занятый одной лишь мыслью о предстоящем, Нельяфинвэ смотрел на двоих верноподданных Моргота и ждал ответа. Он сильно сомневался, что те не поднимут на смех наивного аманского эльфа, а может и вовсе проигнорируют и станут дальше выяснять, что делать с рыжим заморским нолдо.
И снова время замерло, издевательски играя на нервах старшего феаноринга.

Отредактировано Майтимо (12-05-2013 18:36:40)

+1

17

- Да, я понимаю. И все же - хотелось бы узнать, _четко_, что он сказал, прежде, чем выполнять. Желательно по осанвэ, Тибильд. Для ясности понимания. В конце концов я имею права выслушать дословный приказ Повелителя, раз уж именно меня ты пригласил его исполнять.
Тэвильдо сощурил янтарные глаза. Готмог явно уже играл на последней струне кошачьего терпения. Ледяного презрения, которое читалось сейчас во взгляде Кота хватило бы, чтобы погрузить в мрак зимней ночи половину Арды. Но только мгновение длилось это выражение изменчивых глаз. Только лишь мгновение и снова Тэвильдо был спокоен и раскован. 
- Если ты желаешь слышать приказ Повелителя, то отправляйся к нему лично! А я не вижу никаких причин, по которым бы ты не мог выполнить мою... - смешок проскользнул в голосе Тибальда - малюсенькую просьбу.
И снова - взгляд на эльфа. Странное создание, упрямое, но забавное. И на что он надеется, интересно, выдав им такую нелепую просьбу?
Кот приблизил свое лицо вплотную к лицу пленника.
- Ты сейчас серьезно? Действительно думаешь, что мы вот прям все бросим и бегом побежим делитьсч с тобой своими планами? - Проходимца уже всерьез забавляло это создание. - Готмог, ты слышал? Ты ЭТО слышал? Нам оказали честь, милостиво согласившисьвыслушать наши задумки насчет судьбы этого... - Кот окинул пленного эльфа с головы до пят взглядом, которым умел смотреть только лишь он, и, пожалуй, представители кошачьего роду-племени. Этакая смесь интереса с презрением, щедро приправленная брезгливостью и указанием рассматриваемому на то, что он и в подметки не годится соизволившему на него посмотреть Коту - занятного существа?
Настроение Тэвильдо резко пошло вверх. В этой ситуации появилась возможность снова попроказничать. Причем даже и попроказничать с пользой для себя и Владыки.

Отредактировано Тэвильдо (13-05-2013 08:32:34)

+2

18

- Если ты желаешь слышать приказ Повелителя, то отправляйся к нему лично! А я не вижу никаких причин, по которым бы ты не мог выполнить мою... малюсенькую просьбу.
Интонации голоса Кота сочились ледяным презрением, которое он пытался скрыть уже через мгновение после того, как на балрога ухнула мелодия, резко изменившая курс на льды и снежные насты. Но звучание не так то легко спрятать и оно отзвуками вибрировало в воздухе. Вспышка огненной ярости, что закипела в крови у майа, могла бы привести к серьезной стычке между сильными мира сего, но голос Майтимо наискось прорезал струны, что накалились до предела. Прорезал и отвлек внимание Готмога на себя.
- Стойте... Что именно вы хотите делать? Было бы... интересно... узнать...
Просьба сама по себе была вполне адекватная. Неадекватной была ситуация, в которой она прозвучала. Военачальник даже не среагировал бы, если б не Тэвильдо, которому до всего было дело.
- Ты сейчас серьезно? Действительно думаешь, что мы вот прям все бросим и бегом побежим делитьсч с тобой своими планами? Готмог, ты слышал? Ты ЭТО слышал? Нам оказали честь, милостиво согласившись выслушать наши задумки насчет судьбы этого... занятного существа?
Балрог видел, что Кота забавляет и это. Забавляет даже больше, чем заминка самого Готен-Бау перед исполнением приказа Владыки. Майа понимал к чему был этот вопрос - эльф боится и тянет время. Его можно было понять, а вот реакцию Тибальда он понять не мог. Смешного и веселого не происходило ничего. Даже если это враг, даже если есть приказ Мелькора приковать его к этой скале - все это не дает право смеяться над ним. Он такой же боец в этой войне, как и все они - представители интересов Севера. Но куда Коту до этого... Он разве участвовал хоть в одной битве? Разве он видел поля боя, находясь в их сердце. Слышал ли он стоны и срывающиеся от боли крики умирающих, умывался кровью, его глаза слезились от чада и смрада побоищ? Конечно нет.
После слов майа Ветра повисла тишина. На несколько долгих мгновений. А затем балрог шагнул навстречу к Тэвильдо, схватил его своей мощной рукой за горло и отчеканивая каждое слово, смотря прямо в его глаза, произнес:
- Не смей так со мной разговаривать. Я задал тебе конкретный вопрос и жду на него конкретного ответа. Ты умеешь только паясничать, Ветер? - балрог прищурился, совершенно не обращая внимания на стоявшего рядом эльфа, - Или ты хочешь меня в свои враги? Если ты шут Мелькора, это еще не дает тебе права разговаривать со мною таким тоном. Прибереги его для своих "игрушек". - сильные пальцы разжались и буквально отшвырнули, будто бы брезгливо, Кота от себя. - Если бы я был несколько менее принципиальным, то мы в бою бы выяснили, кто прав. Выяснили чрез суд силы, как и положено воинам, но ты - не воин. А кто ты? - чуть ли не воскликнул Готмог, - еще немного и я решу, что - никто и отношение мое будет соответствовать данной характеристике. Я исполню приказ Владыки потому что это _его_ приказ, а не потому что _ты_ меня попросил. А теперь отойди и не мешай мне, пока твой замечательный хвост, которым ты гордишься больше, чем я своими победами, не подпалился.
Теперь Готен-Бау шагнул уже к эльфу, выразительно посмотрел в глаза Нельофинвэ и запел, начав плавить камень и создавать для него самые сильные кандалы, какие только можно создать в Арде. И во взгляде его не было ненависти к эльфу. Было только сожаление и неясные отголоски чего-то большего, чем просто протест.
- Пой, Тэвильдо. Призывай ветра, расплавленный камень нужно застудить и придать ему форму. Приказ есть приказ.

Выделенные действия не засчитываются. Причина - не оставлено время на реакцию Кота

Отредактировано Gothom-bauk (06-06-2013 20:17:36)

+1

19

Когда пальцы балрога сомкнулись на горле Тельво, то в обычно насмешливых и лучистых глазах кКота полыхнуло такое пламя ярости, которому мог позавидовать и сам Огненный Дух.
Балрог просто не знал, что вот сейчас, своими действиями и словами приобрел себе не просто врага. А врага большего по силе. Ибо Тибальд мог простить многое и забыть тоже, но не унижение и не пренебрежение к своей особе. Доказывать в присутствии эльфа, тем более пленного, тем более практически обреченного, свою правоту Ветер ни за что бы ни согласился. Да и тон Готен-Бау - требовательный и можно сказать, повелительный, корежил Кота, словно коготь по стеклу пел свою мелодию.
Когда хватка на рыжем горле ослабла и его, словно котенка-несмышленыша отшвырнули в сторону, Тэвильдо встряхнулся, встал твердо на все четыре лапы. Только что когти не выпустил. Но огонь, бушевавший в глазах, майа никак не мог усмирить, поэтому тон разговора понизился ниже отметки замерзания льдов.
- Ты забываешься, балрог! Никто здесь для меня - ты! И все мои просьбы равносильны для тебя приказам. Поэтому изволь выполнить мою нелепую просьбу! А насчет пения... изволь.... Но, боюсь, тебе не понравится это пение! И вообще не понравится все, что произойдет после. Но это, извини, - Тильд шутовски поклонился, - будет уже не моя забота.
И подошел к пленнику, оттер рыжим плечом в сторонку уже начавшего действо балрога. Притерся к коленям Майтимо и ... замурлыкал. Но не было в этом мурлыканье умиротворяющего домашнего уюта и покоя. Скорее, диссонанс чувствовался и напряжение, которое возрастало с каждой новой руладой, исторгаемой кошачьим горлом. И поля битвы были в этой песне и реки крови и пота, и страдания невинно убиенных, и плач матерей по своим сыновьям, и многое, многое другое. Не реальными оковами привязывал Тибальд пленного эльфа к скале. Заставлял его вновь и вновь с каждой Нотой, с каждым взмурком переживать вновь и вновь чужие страдания и умирать не раз и не два, чтобы снова возродиться для еще больших мучений.
А чтобы какой-то там балрог не забыл, КТО перед ним, прямо под носом у Готен-Буа тем самым, хвостом, который угрожали превратить в факел, мотнул. Не раз и не два мотнул. Сознательно и неотвратимо. А на последней Ноте своего Пения легким мелодичным взмурком сотворил из скалы почти невесомые оковы, которые выглядели хрупко - тольтко тронь и развалятся, но не таковы были на самом деле. Теперь только сильному майа было дано право разрушить творение лап тибальдовых. И балрог к этой категории не относился. Никак не относился.
-И кто из нас прав? - умываясь лапой, кинул небрежно Готен-Бау.

+3

20

Стоило ли ожидать иной реакции от майар, особенно в данной ситуации? Нет, конечно нет. Внутренне Майтимо готовился к подобному ответу, хотя слова, брошенные, как кость собаке, всё же резанули и без того не единожды раненое самолюбие. И гордость, конечно же - гордость, которая даже на протяжении всех лет, проведенных в Ангбанде, не уменьшилась - больно кольнула. 
Он не стал отвечать на издевательский тон Кота, но и свою реакцию на сие попытался скрыть за презрительной и такой, казалось бы, глупой в его положении ухмылкой. Мол, что ж, хотите испытать на твердость духа - пожалуйста, посмотрим, что из всего этого балагана выйдет.
Грызня между двумя Духами только укрепила уверенность: Север не так силен, как кажется, разлад, это мерзкое гниение, идет изнутри, а при таком раскладе даже самая прочная скорлупа может дать трещину рано или поздно. Если бы нолдо умел злорадствовать, то он бы сейчас злорадствовал, однако испытанное им скорее можно было описать, как наблюдение за врагами в их среде, запоминание и как итог - пренебрежение к хваленой мощи Севера.
Однако все прежние эмоции и мысли рухнули в пустоту, стоило только Стихии Воздуха приблизиться. Как же обманчива порой бывает внешность... Ощущения "внешние", физические не шли ни в какое сравнение с тем безумным хаосом из сплетенных эмоций, разразившийся в феа эльфа, когда Дух начал петь. Орнаментика этой музыки была - грехом, пассаж вился вокруг вины, перепевы стали ноющей совестью.
Берега Альквалондэ, залитые кровью, брошенные в пылу схватки рыболовные снасти, оружие, щиты, некогда белые, а теперь карминовые корабли-лебеди, тревожно покачивающиеся на прибрежных волнах, запах крови; стоны умирающих режут слух, вопли и рыдания вмиг овдовевших жен, несчастных матерей и сестер калечат душу, проклятия, громкие проклятия, посланные в адрес убийц. Алое пламя пожара, ярость и гнев, боль - безумный смех бьет все надежды, превращая их в мелкое крошево. Преступление, предательство, пустота. И Тьма - бесконечная и невыразимо холодная, как тысячи льдов, закованных в черном сосуде вечной Ночи.
Мороз сменялся жаром вулкана, Тьма - языками пламени. Слишком резко, слишком неожиданно. Багровое зарево над бесконечной мрачной пустыней клубящегося сумрака. Вой ветра, раздувавшего ярый пожар.
Сложно было понять, кричит он наяву или это только обманчивое ощущение - навеянное правдоподобной химеричной реальностью, да отголосками из прошлого.

Отредактировано Майтимо (09-06-2013 04:37:19)

0

21

-И кто из нас прав?
Готен-Бау не брался судить об этом. Кто прав, а кто виноват волновало его в данном случае меньше всего. Он лишь видел, что все трещит по швам - реальность от Песни Силы, правильный образ Севера - от их ссоры, внезапной и такой неотвратимой на этом скальном выступе. Волосы цвета крови развивались на ветру, который взвыл и закружился спиральным вальсом вокруг троих - и эльфу в этом танце было хуже всего. Но зная то, что он знал, балрог только лишь покачал головою на слова Тэвильдо и отошел в сторону, молча наблюдая Творение майа. Текли минуты-секунды, а Песнь лилась сквозь щели мироздания - она хлестала по Мелодии балрога и хоть аккорды были созвучны, некоторые ноты царапали феа осколками каменной крошки - от взрыва. Готмог прислонился плечом, которое никак не хотело заживать после недавнего рейда и попадания синдарской стрелы, к Тангородриму и явно поморщился, синхронно с особо взвившимся в Арду нотным сочленением. Он смотрел на Майтимо и всего одна лишь мысль вспышками озаряла разум: Ты не будешь висеть на этой скале. Мы что-нибудь придумаем.. Владыка, он.. поймет. О, эрувые валар..
Проведя по лицу ладонью, следом майа рукой зацепился пальцами за шершавый камень, ища опоры и подтверждения существования этого уползающего из под ног мира. Кот все пел, а балрог все еще молчал. Нет, здесь сейчас не будет битвы титанов, не станет Тангородрим ареной для боя, который будет продолжаться веками и ни к чему не приведет - такое немыслимо. Только не на Севере, только не с ними..
Ветер огню не враг.
Показались очертания Творения и меньше всего напоминали собой они о свободе и равенстве, о чести и правильности решений. Это были красивые, тонкой работы оковы.. Цепи и кольца. Без возможности вырваться. Без надежды на спасение.
Мир окрасился сочным алым криком - криком ужаса и обнимающего рассудок безумия.
И только здесь Готен-Бау позволил себе шелохнуться. Нет, он рывком отодрал себя от скалы и единым мгновенным движением -мобилизацией сознания и тела - опустился на одно колено перед Майтимо, подхватывая его и придерживая за плечи, не давая упасть на колени перед тем, что было сотворено здесь и сейчас. Его крепкие руки будто бы поднимали пожухлый лист - так легок и хрупок был эльф и так же легко его было сейчас с сухим треском сломать. Порвать в клочья всю суть. Нет, не будет этого здесь. И никогда не будет.
Рывком ставя на ноги Майтимо, балрог кидает взгляд на Тильда. Тот довольно улыбается, хвост царственно обнял лапы - он доволен, как и любой Творец, получившимся Творением. Словно и не было угроз и ссор - их глаза встретились на равных. Все шло так, как и должно. И это было хорошо.
- Тэв, ты уверен в своем решении? У нас есть еще шанс не допустить подобного исхода. - голос Готен-Бау был спокоен и тверд, но никто не знал, кроме него самого, сколько сил требовалось для того, чтобы  вселять твердость в звуки речи и уж тем более в звуки Музыки. Он видел перед собой Артано, хуже - он слышал его Мелодию и то, что происходило сейчас - рвало гармонию. Они обещали.. Он обещал и что сейчас?
Уже придерживая Майтимо на ногах и, не дождавшись ответа - прочитав его в глазах майа, но все еще ожидая его - балрог подвел эльфа к стене камня, прижав ладонью за плечо - спиной к опоре. Холодной и неприступной, как безумное решение Валы. Несколько секунд он всматривался в бледное и измученное лицо нолдо, после чего мощным аккордом осанвэ вонзился в феа эльфа:
- Ты знаешь, что нужно делать, чтобы это закончилось.. Не дай себя убить. Вспомни об Артано. Звучи им..или Севером. - последнее слово он произнес с таким упором, что вдавил спиной эльфа плотнее - фиксацией позы, после чего тряхнул кудлатой головой и полностью отрицая эти моменты, решительно отошел в сторону - свою работу он сделал.
Своими руками приковывать Майтимо к скале он не станет.

+3

22

По просьбе временно отсутствующего Кота выкладываю его пост.
От себя: он прекрасен.

Тэвильдо написал(а):

Прищурившись, кот наблюдал. И слушал. Он все ещё был раздражен и зол. Очень зол, потому что были нарушены границы. Границы, которые дозволено было переходить только Мелькору. То, что произошло сейчас на скале не должно было произойти. Потому что склеенные возвращением Сильнейшего из валар майар представляли собой силу. А эта ссора всерьёз шатала один из камней фундамента. Настолько всерьёз, что и сам Тибальд не мог сейчас вернуть себе шутливое и легкое настроение. Ветер внизу ярился, отражая ярость майа, изредка вырываясь наверх и обдавая всех троих каменной крошкой. Потому и ответ был на слова и действия Готмога, как хруст этой крошки. Сухой каменной крошки под большим весом, когда мелкие камешки не могут не ломаться, вне зависимости от их музыки и предназначения.
- Я уверен в том, что слышал приказ. И не намерен его оспаривать, - меняя тон мысленно на куда более серьёзный. - "И тебе не советую. Если Повелитель решил, что это необходимо - наша задача сделать это. Высказать своё мнение и предложение мы, конечно, можем. Но. После. Ты знаешь все его замыслы, Огненный? Это может быть именно то, что нужно сейчас Ему. Или ему, - едва заметное движение усов в сторону нолдо. Донести его решение - да. Что-то менять вопреки приказу - нет. - вновь вслух. - Эльфы твердыни, пленные и не очень - не моя работа. Дела майар - да. Но мнение Мелькора выше, - и откровенно неохотно, после всей этой сцены, Кот поделился. Поделился тем, что он видел и слышал в покоях Артано и на Совете. Не считал это сейчас нужным вытряхивать, но разум постепенно подавлял злость.
Между тем ветер качнул спелые оковы, давая им возможность дотянуться до вроде-как-пленника и защелкнуться. Приказ был выполнен. Выполнен Котом. И на этом миссия Кота на скалах была завершена. Пожелает Вала изменить своё решение - ему есть кого отправить разрушить творение Кота.
Сам Тэвильдо постепенно успокаивался и звучал уже не так агрессивно, успокаивалась и спетая им мелодия, отпуская Нельяфинвэ из навеянных чар. Он не хотел вражды, и увидел то же в балроге. Словно наваждение отступало от обоих майа.
"Нам нужно верить словам друг друга. Иначе его родичи получат ключ от врат Твердыни".

Отредактировано Gothom-bauk (17-12-2015 05:55:43)

+2

23

Майтимо ни про какие реальности Севера не ведал и ключей ни от чьих ворот не ждал, единственное чего хотел нолдо - чтобы всё это закончилось. Его до безумия достали эти майар, толкущиеся на уступе, ледяной ветер, пробирающий до костей, колючий камень позади и неизвестность.
И это громогласное "Ты знаешь, что нужно делать, чтобы это закончилось" проникающее в самую суть сознания, выворачивающее изнутри весь лёд от страха и какофонии шума, что зарождался внутри. Так и хотелось ответить, вслух, громко: "Знаю!" - но что это ему даст.
И всё-таки оставались у него силы на...
- Не лень делать двойную работу? - без ехидства, без попыток глумиться или стараться "быть выше всего этого". - Приковывать, отковывать... - от ветра снова стало зябко, даже близость Готмога не спасала от треклятого холода, которым пронизано всё, начиная от воздуха, заканчивая мыслями. - Ведь вряд ли ваш сюзерен придёт прямиком сюда... ради эльда. Или предлагаете мне орать прямо отсюда?
Тоже забава... хотя кто этих северных знает, за все те годы, что Майтимо провёл в Ангбанде, ограниченный в передвижении по крепости, он так и не смог понять по-настоящему, что из себя представляют его жители. В целом - нет.
Майтимо на некоторое время прикрыл глаза, собираясь с духом. Позади лежала пропасть - чёрная и беспросветная, впереди - сплошная хмарь. Но было там что-то ещё, что-то знакомое и незнакомое одновременно, манящее и в равной степени пугающее, что-то...
...и даже голос нолдо зазвучал по-другому, когда он вновь посмотрел на своих тюремщиков - твёрже, увереннее:
- Я готов принести клятву... Северу.
И это всё - ни объяснений, ни пафосных речей, только в сознании - поистине перводомовская пламенная уверенность.

+3

24

- Я уверен в том, что слышал приказ. И не намерен его оспаривать.
Разве балрог ожидал услышать что-то иное? Нет конечно. Именно поэтому его последующие действия никак не противоречили этому ответу майа Ветра. Он был, казалось, готов ко всему - даже поток осанвэ от Тэва воспринимался твердо и, естественно, с интересом. Совет, разговор с Артано - причины и следствия - информация вливалась пусть и шквалисто, на пике эмоциональной разрядки, но все же феа Готен-Бау воспринимала ее ровно, стараясь структурировать по хронологии и опираясь на причино-следственную связь. С каждым образом вырисовывалась картинка и картинка эта обнадеживала - быть может все не так безвыходно, как кажется ему сейчас. И оно точно так не было. Осанвэ прервалось - вся информация была взята в оборот майа Огня и он, продолжая стоять в стороне, посмотрел на Кота. Тот всего лишь защелкнул оковы на руках эльфа и с чувством выполненного долга остался сидеть рядом. Казалось, еще мгновение и Тибальд начнет умываться лапой - довольно и абсолютно спокойно. Буря в стакане, грозящая разойтись в шторм, внезапно улеглась. Да, это стоило труда обоим, но в данной нестандартной ситуации майар несколько спутали ориентиры и потом, узрев правильные, вернули свое звучание в синхронность. Это делало им честь. Это делало честь всему Северу в их лице. Конфликт рассыпался в прах.
После осанвэ, где-то рядом, но почти фоном то ли оттого, что голос у нолдо был слишком слаб сейчас, то ли оттого, что после рева разбушевавшихся Стихий обычная речь казалась шелестом, раздались слова Майтимо:
- Не лень делать двойную работу? Приковывать, отковывать… Ведь вряд ли ваш сюзерен придёт прямиком сюда... ради эльда. Или предлагаете мне орать прямо отсюда? - слова будто выплывали на поверхность из под толстого слоя воды, с каждой буквой становясь все громче и разборчивей - на грани понимания слов в принципе - их смысла и значения. Готмог повернул голову в сторону нолдарана в тот самый миг, когда буфер водяной толщи расступился в стороны и последние слова Нээрэ смог услышать четко и без помех:
- Я готов принести клятву... Северу.
Как бы ни верил балрог в то, что Майтимо рано или поздно произнесет эти слова, он все равно не мог поверить в услышанное в тот самый момент, когда они сорвались с губ пленника и повисли в воздухе. Видимо, Тибальд тоже был несколько удивлен или, скорее застигнут врасплох, так как ветры стихли и повисшие между этими тремя слова неподвижно висели - осязаемо - без возможности быть унесенными прочь, стертыми с губ пыльным ударом порыва ветра. Готен-Бау вдруг захотелось подойти и взять их в руки, на ладони положить, чтобы не только ушами - услышать, но и глазами - вглядеться в них - настолько они казались нереальными. Впрочем, тряхнув рогатой головой, Огненный попытался прийти в себя и вернуть глазам осознанное их выражение. Слова произнесены, пояснений никому не требовалось. В какой-то миг конечно майа, в свойственной только ему манере педантичного стилистического занудства, хотел переспросить у нолдо, а уверен ли он в своем решении, но природная здравость рассудка помогла удержаться и все, что ответил в итоге Главком было:
- Это правильное и своевременное решение, Майтимо. Нужно доставить тебя к Мелькору. Или сначала к Артано? - последний вопрос явно был адресован не себе и не в воздух - валарауко смотрел на Кота, размышляя. Осанвэ никому в Крепость не хотелось посылать, стоя на этом выступе над пропастью. Хотелось поскорее убраться прочь.
- Тэв, судя по всему, свою работу мы выполнили, а значит можем идти. Только нужно взять его с собой.. -и уже осанвэ - Не каждый день верховный король нолдор хочет дать Клятву Северу, верно?
Немой вопрос повис между взглядами майар - балрог советовался и ждал ответа.

+2

25

Кот выгнул усы, возвращая насмешливость взгляда и ощущение безнаказанной легкости, окружавшее его всегда.
- Двойную работу тут делаешь ты. Моя же работа всегда исполнена тайного смысла. Для непосвященных недоступного, - несколько даже назидательно, но все с той же усмешкой ответил Тэвильдо, начиная движения для тщательного вылизывания плеча, но остановился, переводя взгляд золотых глаз на балрога.
- Закончена, это верно сказано. Наша с тобой.
После чего рыжий встал и потянулся всем телом. Казалось, он полностью потерял интерес к происходящему, и сейчас, чего доброго, растянется на камнях чуть повыше и завалится спать, наблюдая вполглаза за за нолдо, и оставляя Готен-Бау одного разбираться с прозвеневшими словами "Я готов принести Клятву Северу". Словно это все не касается его кошачьего совершенства, и есть дела много важнее, нежели доведение до присяги короля нолдор. Но. Тибальд слушал. Слушал внимательно сейчас музыку места. Слушал каждой вибриссой, каждой шерстинкой и каждой нотой себя. Слушал и слышал, впитывая незамеченный ранее в пылу ссоры взгляд и одобрение. Одобрение того, что они с балрогом только что сделали. Одобрение, из которого осознавалось столь же молчаливое разрешение продолжить начатое не ими. Продолжить. А для этого отменить действие.
- Наша - закончена, - и вновь. - Его - началась.
И миг, миг высочайшего напряжения музыки вокруг них, словно встала невидимая стена, отсекающая и звуки, и ветер, и все сущее от выступа, на котором они стояли. В этот миг мимо них промчалось все, что произошло с момента начала первого Посольства. Промчалось для того, чтобы с явственно слышимым звоном разбиться об эту стену. Рассыпаться в пыль вместе со спетыми оковами. Каменная пыль облаком осела на рыжие волосы феанариона, ставя заметную. жирную точку в их диалоге. Том, что только что звучал.
"Не каждый. Он ждет, Нээрэ. Ждет его - забирай"
После чего на то место, где он сидел, опустились остатки каменной крошки, сорванной внезапным порывом вернувшегося ветра с волос Майтимо. Кот исчез.

0


Вы здесь » Эндор » Архив отыгрышей Тёмного Блока » Скалы южных склонов Тангородрима, 1 год Солнца - сыгран


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC