Эндор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эндор » Творчество » Голосование ЛД "Договорись со Сфинксом"


Голосование ЛД "Договорись со Сфинксом"

Сообщений 1 страница 4 из 4

Опрос

Голосование за лучший рассказ
Участник №1

0% - 0
Участник №2

100% - 4
Голосов: 4

1

Уважаемые пользователи сайта, приглашаем вас поучаствовать в выборе Лучшего рассказа в литературной дуэли. Все ваши голоса будут учтены при подсчете результатов голосования, а все отзывы будут доведены до сведения авторов рассказов.

Тема дуэли: Договорись со сфинксом

Участник №1

Их невозможно было уничтожить. А как, скажите, уничтожить расу, представители которой, прямо как в старых фантастических книжках, - взаимосвязанные части единого целого? И управляется это самое целое общим мозгом, а мозг находится где-то там на их материнской планете? Игла в яйце, яйцо в курице...
Нет, отдельных-то особей убить получалось. Сжечь, скажем; растворить в кислоте. Еще что-то столь же необратимое. Они хорошо регенерировали, но человечество всегда было весьма изобретательным в деле уничтожения. Другой вопрос, толку-то от этого?.. На место одного вставали двое, трое, пятеро. А лишить их командования, или по крайней мере деморализовать... куда уж там.
Они занимали колонию за колонией. На Земле их пока не было, а вот в Солнечной системе - сколько угодно. Прайм, поселение на Марсе, под боком совсем, и то уже оказалось, можно считать, под их контролем. Кто-то там еще сопротивлялся, но вряд ли это было надолго.

Никто не понимал, зачем. Они были... значительно более развиты, это уж точно. Для чего им потребовался именно этот кусочек Галактики? С ними даже научились общаться - точнее, они сами и научили, подкинув автопереводчики, - но объяснять мотивы свои не собирались. Ради территорий? Ради власти? Ради...?
И вдруг, в один прекрасный день оказалось, что их "мозг" желает... поговорить. Да-да, там, на той самой материнской планете. Он желал общаться с тем, кого люди сами сочтут достойным представителем, и кто понравится ему...

Марина Дмитриевна Петрова не считала себя достойным - для такой миссии, по крайней мере - представителем человечества. Биолог, всю свою жизнь посвятившая исследованиям инопланетных организмов и преподаванию в вузе... она понимала, почему ее включили в расширенный список. Она действительно неплохо разбиралась в ксеносах.
Но, почему ее выбрали они?..

Однако, выбрали, и теперь она - первая из людей - шла по узкому светлому проходу, пытаясь не показывать, что... в общем-то, боится. Да чего уж там, почти до ужаса, до паники боится! Впрочем, шла быстро, четкими, но не тяжелыми шагами, держа голову высоко поднятой. В конце концов, они заверили, что выпустят ее. Что она идет просто поговорить. Обещания они, кстати, выполняли. Всегда. Хотя и обещали до сих пор мало.
Коридор вился, петлял и поворачивал, и, наконец, Марина вышла в просторное помещение, залитое ровным синеватым светом. Дальше дороги не было, и она остановилась, оглядываясь. Понятно, что "мозг", как бы он ни выглядел, вряд ли будет дожидаться ее - скорее уж, дожидаться придется ей.
Не пришлось. Буквально через пять минут в центре комнаты свечение усилилось, стало более ярким... Марина даже сказала бы "плотным, материальным". И вскоре из этого света сформировался идеально ровный шар. Он... заговорил. Она понимала его. С помощью переводчика - понимала.

- У тебя, наверное, есть, что спросить у меня, органик с Солнца?
"Сам ты с Солнца", - подумала Марина Дмитриевна, как-то неожиданно успокаиваясь. Почти успокаиваясь. Она радовалась, что у скафандра плотные перчатки - дрожали пальцы, и шлем - лицо, наверное, было то еще; но она хотя бы была уверена, что сможет говорить. Понятно же, что это он не по незнанию ляпнул, а просто... мол, мне наплевать (чем ему плевать?) на мелочи вроде ваших планет, но элементарную вежливость-то никто не отменял.
Только вот, от нее зависело слишком много. Вот как оно выглядит-то, спасение Земли, на самом деле, ага. А в Голливуде и не знали. "Продам идею".
- Конечно, есть, - она и вправду заставила себя говорить ровно. - Один, главный. Зачем мы вам? Мы живем далеко, неужели мы вам чем-то мешаем?
- Вы глупы. Нелогичны и непоследовательны, - гулкий голос как будто звучал со всех сторон одновременно. - Вы слабы. Вы мусор Галактики.
- Почему ты так считаешь? Докажи.
Неважно, что просто страшно ему так отвечать. Важно, какой будет итог разговора.
Голубое свечение начинает отливать сиреневым. "Мозг" разозлился... она не знала этого, но почувствовала. И верно, кто она такая, чтобы требовать от него доказательств?
- Вы не способны к элементарной самообороне. Если я захочу, я убью тебя... мгновенно, - да знала она. Сюда - просто на поверхность планеты - ведь пытались пробиться вооруженные группы, с новейшей техникой... и были тут какие-то такие защитные лучи, даже единственный из них сжигал почти все, а здесь, внутри, уж наверняка усеяно все было такими излучателями. - Вы даже к простому логическому мышлению неспособны.
- Я твой гость, - тщательно подбирая слова, ответила женщина. - Конечно, ты можешь меня убить, но это ведь противоречит вашим же правилам, - почти наугад. Откуда ей было знать про их правила? - А насчет логического мышления, повторяю - докажи.
Шар уже выглядел уже совсем сиреневым. С уклоном в фиолетовый. Но чужой странный голос звучал все так же невыразительно, без эмоций:
- Хорошо. Ответь мне на такой простой вопрос, органик: что говорит и на моем, и на твоем языке?
Это было... внезапно. Чего меньше всего ожидала Марина Дмитриевна, так это загадок в духе человеческих мифов. Неужели все в Галактике так похожи друг на друга?.. Да, это будет тема даже не для Голливуда, а для научной работы подруги-литературоведа, если, конечно, будет кому ей об этом рассказать. Однако...
Марина была биологом. Умным человеком, в самом деле, умным. Но вот такой вопрос...
- У тебя тридцать ваших секунд, органик.
Она нахмурилась. Автопереводчик. Но он не разговаривает. Что еще? Время летело быстро.
- Это эхо, - или ей показалось, или в голосе прозвучали издевательские нотки. - Теперь ты убедилась в вашей никчемности? Такие как вы должны быть стерты...
"Какой же бред... - мелькнуло где-то на краю сознания. - Тоже мне, сфинкс. С загадками, решающими ни больше, ни меньше, судьбу человечества. Как же глупо..."
- Задай еще вопрос, - в голосе прозвучало больше просьбы, чем ей хотелось бы.
- Ты хочешь еще больше убедиться, органик? Хорошо. Тебе известно, что такое море?
- Разумеется.
- Каких камней там нет?
Она поняла, какого рода вопросы задавал этот мозг. "Сфинкс" поганый. Поняла, каким образом следовало мыслить.
- Сухих.
- Неужели. Что ж... третий вопрос.
"Три вопроса. Как в сказке. Хороша сказочка".
- Если ты не ответишь на него, я и убью тебя, и наше вторжение продолжится. Если ответишь, мы улетим, и больше никогда не вернемся. Если откажешься отвечать, я выпущу тебя, но мы продолжим войну.
"Маньяк. Психопат. Лечись иди. Маринка, стоять спокойно. Думать. Просто думать о деле".
- Решай.
- Давай вопрос, - она была вынуждена играть по его правилам. Что ей оставалось-то?..
- Ты ведь ученый... Или так себя называешь. На край стола поставили емкость из металлосплава, плотно закрытую крышкой, так, что она больше, чем наполовину свисала со стола. Через некоторое время емкость упала. Что в ней было? Двадцать ваших секунд.
- Кусок льда там лежал, - Марина улыбнулась. Надо же. На этот раз не фольклор, а школьная олимпиада по физике. Неужели теперь...

Если бы... Шар постепенно становился все темнее.
- О... Умный органик. Только жаль, что я... не хочу останавливать вторжение. Потому что, если бы ты на самом деле была умной, ты бы поняла, что судьбы планет не решаются загадками. Или ты до сих пор веришь в сказки, особь с Солнца?
Марина стояла, плотно сжав губы. Верила ли она в сказки... Кто знает. Многие взрослые немножко в них верят, сколько бы лет им не было. И точно уж она верила в собственные силы.
- Тварь ты, "сфинкс", - выплюнула она. Был у нее при себе бластер, которым она даже владеть-то не умела толком, на всякий случай выдали. Но не попасть в такую мишешь было просто невозможно.
Шар почти почернел. И голос прогрохотал - со всех сторон, прямо в уши.
- Я сожгу тебя!..
И тут ей пришла в голову... мысль. Странная мысль. Но, раз договориться с этим "сфинксом" не вышло, то...
Она швырнула в него бластером.
- Ну давай!

Марина Дмитриевна всегда следила за собой. Даже вот сейчас, под шлемом у нее волосы былли в аккуратном пучке, а на лице пусть минимальное, но все же, количество косметики. А это значит, что еще у нее было.... Всегда было с собой.
"Значит, луч... Снова школьная программа".
Шар начал набухать, вибрировать...
Ровно в тот момент, когда из него вырвался красный луч неизвестного происхождения, Марина открыла ему навстречу... зеркало. Обычное ручное зеркальце, в сложенном виде - помещавшееся в сумочку или в отсек скафандра.
Разумеется, столь мощный поток частиц оно задержать полностью не могло. Но идея-то не в этом заключалась! Раз "мозг" нельзя было уничтожить человеческим оружием... раз с ним нельзя было договориться... может быть, его собственное оружие будет эффективнее?
Луч горел, набирая силу, заполняя собой пространство... отражаясь. Зеркальные поверхности хорошо отражают свет.
И впервые за много, много лет, - он не считал годы, но существовал давно, - "мозгу" стало страшно, когда он понял, что задумала эта особь. Никчемная особь откуда-то с периферии, с недавно открытых территорий. Которую так легко можно было поглотить, вбирая в себя мысли, воспоминания, опыт. Со сколькими особями разных рас он уже такое проделывал? Не сосчитать. Как только убеждался, что разумны, так и искал кандидатуру, а то и не одну... Он ведь был неуязвим для любого оружия.
Кроме... собственного. Шар начал расширяться, внутри его засверкали спохохи, посыпались искры, он заполнил собой все помещение, и рос, рос, ширился дальше, выползая в коридоры, в проходы...

Когда он лопнул, вздрогнули холмы на поверхности пустынной планеты. И в этот же миг его... существа замерли, растерянные. Одновременно на всех колониях замерли, остановились, на глазах удивленных людей, еще не веривших до конца...
Марина выполнила миссию. Она договорилась. И... какая разница, что за аргументы она использовала.

Участник №2

– Кэрон!
Девушка с пепельными волосами гневно поджала губы и пошла по коридору еще быстрее – она была всерьез обижена.
– Кэрон! Да постой же! Это ведь просто шутка!
Девушка замерла как вкопанная, стараясь справиться с дыханием и не раскричаться – ее распирало, точно перегретый паровой котел – еще чуть-чуть и раздастся взрыв.
Стук башмаков за спиной раздавался все ближе и ближе…
– Ай-я! – опрокинутый с ног мощным ударом в челюсть, темноволосый парнишка рухнул на пол, прикрывая рукой быстро набухающий синяк.
– Черт! Кэрон! Ты ненормальная! – сквозь смех проговорил парень, поднимаясь с каменных плит. – Я же просто пошутил!
– Пошутил?! – зеленые глаза девушки метали молнии. – ПОШУТИЛ?! Да ты… ты… Видеть тебя не хочу!
Толкнув парня обратно на пол, девушка побежала прочь так быстро, как позволяли каблуки. Из глаз медленно, щекоча кожу, катились слезы.
Сердясь на саму себя за слабость, Кэрон бежала все быстрее, не оборачиваясь, пряча лицо в руках.
«Никто не должен видеть… Никто».
Впереди замаячила открытая дверь чулана. Сдерживаясь из последних сил, Кэрон забежала в каморку и, захлопнув за собой дверь, наконец, дала волю чувствам.
Обида жгла ее изнутри, словно пламя. Как он только мог? Перед глазами девушки моментально всплыл образ – темноволосый худощавый парень прижимает к себе рыжеволосую Филис…
– Чертов кретин! – Кэрон со злостью пнула ведро, опрокинула стоящие в углу швабры. – Пошутил!
Девушка понемногу приходила в себя – все-таки не пристало будущей чародейке вести себя, словно маленькой девочке. Это девочка станет плакать в темном уголке, чародейка будет мстить.
Поправив прическу и вытерев последние слезы, Кэрон решительно толкнула дверь чулана.
– А-а, мазель де Монфор! – томный, точно у кошки, голос моментально сбил с девушки запал, заставив Кэрон почувствовать себя беспомощным котенком.
– М-мадам Марго?
– Ты проницательна, как всегда, – темноволосая женщина улыбнулась, но ее улыбка не предвещала ничего хорошего. – Ты дала застать себя врасплох, девочка... А это что?! Слезы? – голос женщины звучал донельзя удивленно. – Ты позволила себе плакать? Неслыханная роскошь, моя дорогая! Я жду объяснений, сейчас же!
– Д-да мадам… Я… Я… просто упала…
Женщина вскинула правильно очерченные брови и скрестила на груди руки, затянутые в черные перчатки.
– Кэрон, Кэрон… Я все еще говорю с тобой лишь потому, что знаю – ты сейчас извинишься за ложь и расскажешь истинные причины своего поведения.
– Это все Крован! – выкрикнула девушка, чувствуя, как внутри нее все обрывается – Я зашла, а он там обнимал эту!!!
– Так-так, – качая головой, ответила женщина, в ее черных глазах заискрилось веселье, – дальше можешь не продолжать. По пути сюда я видела господина фон Вейзе с огромной гематомой на лице. Полагаю, он вполне осознал, что вел себя неправильно… Что касается тебя, моя милая, то я, право, удивлена – разве ты не знала, что мужчины по природе своей подвержены соблазну, а такие, как фон Вейзе, даже вдвойне? Не ты ли выдержала мой экзамен на отлично, обольстив герцога ван Хуффа? И теперь ты, словно маленькая девочка, рыдаешь из-за обычного, прости, засранца?
Женщина, которую Кэрон назвала мадам Марго, тряхнула головой, поправляя прическу. Хоть ее вздыбленные локоны и представляли собой образец беспорядка, Кэрон знала, что на создание оного уходит немало времени.
– Но, мадам… – уже несколько успокоившись, пепельноволосая девушка лишь слегка всхлипывала, – я думала, он любит меня…
Черные глаза мадам Марго снова загорелись нехорошим огнем.
– Кэрон… Я никогда не утверждала, что любви нет… Скорее даже обратное. Но поверь мне, чем раньше ты начнешь отличать ее от обычной похоти, тем полезней это будет для тебя. Ну а теперь… Завтрашний экзамен никто не отменял, а твоим партнером будет по прежнему Крован фон Вейзе… Да, моя милая, Крован! – уже несколько тверже произнесла женщина, заметив попытку Кэрон возразить. – Иди готовься, а я, так уж и быть, поговорю с госпожой Шелесс о сегодняшнем инциденте. Доброй ночи, моя милая, – промурлыкала мадам Марго, неспешно удаляясь по коридору. Кэрон с завистью смотрела на ее стройную фигуру, обтянутую черным атласом, и на пикантное декольте на спине.
«Когда-нибудь я буду выглядеть не хуже!» – с досадой подумала девушка.
«Непременно, – отозвался в голове мурлыкающий голос мадам Марго. – А теперь быстро в комнату, пока я не передумала!»
Покраснев до корней волос, Кэрон побежала в противоположном направлении, в очередной раз давая себе зарок не думать так громко в присутствии метрессы.
И все же голова адептки была переполнена мыслями о произошедшем, даже после горячей ванны, чашечки шоколада и любимого романа.
«Я точно провалюсь завтра», – подумала Кэрон, с досадой отбрасывая в сторону конспекты и в очередной раз ловя себя на том, что читает одно и то же предложение пятый раз подряд.
Часы пробили полночь. Гулкие монотонные удары действовали успокаивающе. Комната с разбросанными книгами начала медленно плыть перед глазами…
Падение продолжалось так долго, что девушка начала бояться. Темная бесконечная пропасть и неведомое прежде чувство полета. Все быстрее и быстрее… Когда Кэрон уже хотела закричать, все внезапно кончилось.
Юная чародейка, к своему удивлению, довольно мягко упала на пол. Что-то ужасно захрустело и с глухим стуком разлетелось в стороны. Кругом стояла непроглядная тьма – та же, через которую девушка падала, как ей казалось, вечность.
«И что теперь?» – подумала Кэрон. Лежать на полу было неудобно, что-то жесткое и твердое уткнулось ей между лопаток и в шею…
«Надо вставать», – решила чародейка, слегка приподнимаясь на локтях. В тот же миг что-то тяжелое и в тоже время мягкое с силой надавило девушке на грудь, прижимая ее к полу. От неожиданности Кэрон вскрикнула, но больше ничего сделать не могла.
– Ты жива? – удивленный голос явно принадлежал женщине. Тяжесть, прижимающая к полу, тотчас исчезла, а из темноты проступило лицо. И лицо это было прекрасно – тонкие черты, прямой нос, остренький подбородок и огромные миндалевидные глаза, искусно увеличенные косметикой. Черные, как вороново крыло, волосы были расчесаны и аккуратно собраны под золотой обруч, инкрустированный бирюзой и рубинами.
– Кто ты? – с удивлением спросила Кэрон, зачарованная красотой этой женщины.
– Кто я, мне известно, – с ехидством поджимая губы, отозвалась незнакомка, – а вот кто ты? Обожди! – не давая Кэрон заговорить, продолжила женщина. – Подумай над ответом, да хорошо подумай! Я не терплю, когда мне отвечают неверно!
Незнакомка загадочно и даже несколько злобно улыбнулась, а из темноты проступили… Кости. Груда костей. Выбеленных временем черепов, ребер и других человеческих костей. Кэрон тут же поняла, отчего хрустел пол, когда она упала. К горлу подступил комок, а тело сковал парализующий ужас.
«Людоедка! О боги! Да она ненормальная!» – подумала Кэрон, но те же слова можно было увидеть в ее расширившихся от ужаса глазах.
Все так же жутко улыбаясь, женщина сделала шаг вперед, заставляя Кэрон резко отодвинуться назад. Но вот из темноты проявилась огромная когтистая лапа, затем другая, длинный, с кисточкой, хвост, гибкое сильное тело, покрытое желтоватым мехом…
– Сфинкс! – не своим голосом выкрикнула Кэрон.
– Да, – не переставая улыбаться, сфинкс кивнул головой. – И я еще раз спрошу тебя, кто ты?
– Я Кэрон де Монфор, адептка третьего круга, ученица Маргариты Дюваль! – гордо и четко ответила девушка, поднимаясь с пола.
– А-а-а… – протянул сфинкс. – Чародейка? Настоящая чародейка?
– Да.
– А как же это – «Ты позволила себе плакать? Неслыханная роскошь, моя дорогая!» – голосом мадам Марго сказал сфинкс, медленно придвигаясь ближе, продолжая улыбаться.
– Это была… Случайность… – так же медленно отступая, ответила Кэрон.
– Случайность? Но ведь ты плакала, а чародейки не плачут. Выходит, ты не чародейка… Теперь я наконец могу тобой поужинать…
– Постой! – не на шутку испугавшись, выкрикнула Кэрон, – я пока не чародейка, я только учусь! Я… Я так мало умею…
– Так уж и быть, – сфинкс остановился, – поиграем с тобой еще. Но впредь дважды, нет – трижды подумай, прежде чем ответить – еще одной попытки не будет.
Кэрон закивала головой в знак согласия. Сфинкс улыбнулся еще более мерзко.
– А теперь слушай мою загадку. – В темных глазах промелькнула искорка веселья. – Эльберт, Стюарт и Мортимер – друзья. Мортимер брат Стюарта. Стюарт брат Эльберта. Элаберт не брат Мортимера. Почему?
– Эльберт – девочка, – с некоторым недоумением ответила Кэрон. Задачки, подобные этой, ей приходилось решать сотнями, когда она проходила Испытание.
– Чудесно! – счастливо улыбнулся сфинкс, – теперь следующая загадка…
– Постой, а сколько их всего?
– Ну, ты можешь отвечать, пока тебе не надоест или пока мне это не наскучит. Если тебе это надоест – можешь не отвечать, и я тебя съем. – Миловидность улыбки сфинкса достигла предела. – А если ты захочешь дождаться, пока мне это наскучит… Что ж, скажу честно – люди столько не живут.
– Но как мне уйти отсюда?! – выкрикнула Кэрон. Перспектива развлекать сфинкса ответами всю оставшуюся жизнь ее отнюдь не устраивала.
– Уйти? – сфинкс изобразил на лице удивление. – Неужели мы плохо проводим время? Ну что ж, чтобы уйти, ты должна будешь ответить всего на один вопрос.
– Какой!? – уже со злостью спросила девушка.
– Кто ты. Просто скажи мне, кто ты.
Если бы Кэрон могла, она бы расплакалась. Сфинкс требовал невозможного. Она могла с уверенностью перечислять все свои имена, титулы и заслуги, но прекрасно понимала, что сфинкс хотел услышать иное. Он хотел услышать то, чего она и сама не знала.
– Не правда ли, сложно бывает ответить на, казалось бы, простой вопрос, – снова ухмыльнулся сфинкс. – А вот тебе загадка, пока думаешь. На березе росло девяносто яблок. Подул сильный ветер, и десять яблок упало. Сколько осталось?
– На березах не растут яблоки, – глухо отозвалась Кэрон. Зато березы растут на могилах. На могиле ее матери их две. Одну посадила она, а другую отец. Как раз перед тем, как ушел на войну, с которой так и не вернулся.
«А ведь я сирота…» – с тоской подумала девушка. Никогда еще эта мысль не затрагивала ее так сильно, никогда не приходило осознание…
– Верно, – согласился сфинкс, – на березах они не растут… А знаешь, было бы забавно, если бы росли, не находишь? Теперь отгадай эту: один мой знакомый может начисто сбривать бороду десяток раз в день. И все равно он ходит с бородой. Как это возможно?
– Он цирюльник.
Лоррей Сигворт – первая любовь Кэрон. Высокий и статный парень, ходил в подмастерьях у цирюльника. Однокашницы дружно предлагали свою помощь и клялись, что не станут отбивать красавца, стоило Кэрон проболтаться о чувствах к Лоррею. Однако это не помешало нескольким из них оказаться застигнутыми в его постели и вылететь из школы. Именно тогда Кэрон поняла, что настоящей дружбы нет, а верить можно только себе.
«Значит, я одинока. Я совсем никому не нужна. Разве что…»
– Если затоптать ногами, то можно пить, а если лишь сорвать руками – то есть?
– Виноград.
Впервые Кэрон попробовала вино два года назад. Вернее, до тех пор она пила лишь разбавленное, что подавали им в трапезной, а тогда… Тогда Хильда, ее подруга, украла на кухне пару бутылок отличного вина… Если бы Кэрон только знала, что после этого ее едва не исключат! Но одной чародейке она показалась забавной. Особенной. Настолько особенной, что мадам Марго взялась быть ее наставницей.
«Я особенная…» – каждый раз при этой мысли девушка начинала улыбаться. Никогда в жизни ей никто не говорил подобного, а вот мадам Марго…
– Следующая загадка, – с полным безразличием продолжил сфинкс. – На что похожа половина апельсина?
– На вторую половину, – отмахнулась девушка. – Скажи, а кто-нибудь смог вернуться отсюда?
– Откуда отсюда? – недоумению сфинкса, казалось, не было предела.
– Ну... – Кэрон несколько растерялась… – Отсюда… Что это за место?
Ответом ей стал дикий, ни на что не похожий смех. Девушка не знала, что такое существо, как сфинкс, может смеяться, и несколько опешила.
– Уйти! – сквозь смех проговорил сфинкс, – отсюда! Милая моя, ты знаешь, смысл фразы «Не в своем уме»?
– Конечно!
– Так, вот, настоятельно рекомендую не пытаться выбраться «отсюда», если не желаешь, чтобы о тебе так говорили.
– Так все это в моей голове?
– Разумеется, да. Но это отнюдь не меняет наших правил игры. Ответишь на мой вопрос – и я отпущу тебя. А если нет… Ты останешься «в своем уме» надолго… Боюсь даже представить, насколько… Сфинксы столько не живут.
– Я готова ответить.
Лицо сфинкса, теперь абсолютно спокойное, с привычной усмешкой приблизилось к девушке настолько близко, что она могла пересчитать каждую ресничку.
– Говори.
– Я – Кэрон. Просто Кэрон, и ничем не отличаюсь от своих сверстниц. Но я особенная именно потому, что могу признать это. Я могу признать свои ошибки и преодолеть их, став сильнее. Я Кэрон, а остальное неважно.
– Правильно… – шуршанием сухого ветра ответил ей удаляющийся голос…
Первым, что увидела Кэрон, открыв глаза, было лицо. Лицо с тонкими чертами, подведенными глазами и красивым носом.
«Царица Эсфигена» – гласила подпись под гравюрой, на которой она уснула. Закрыв книгу, Кэрон отбросила ее в сторону и осмотрелась. Эта была ее комната. С вечера здесь не изменилось ничего.
Ничего, кроме нее самой.

И пусть победит сильнейший :)

0

2

Честно говоря, выбор был сложным. Но всё же голосую за второй. Мне ближе философско-самокопательные темы. В данном случае элемент познания себя вышел не особо впечатляющим, но тема становления личности и проблема самоопределения, безусловно, актуальна во все времена и является достаточно интересной и сложной.

+1

3

Ох, какой сложный выбор, и тема благодатная. С одной стороны мне ближе тема космическая, с другой стороны "игры ума". Во втором рассказе более плавная композиция, а в первом мне понравилась цепочка образов. При этом, первый рассказ показался мне несколько торопливым, поэтому рассказ номер два.

+1

4

Голосование окончено!

Со счетом 7:12 победил Участник №2

Спасибо всем, кто принял участие в голосовании. В качестве благодарности, Мийрон предоставляет вашему сайту +1 единицу приоритета показа вашего баннера 468х60 в нашей баннерокрутилке. Ваш нынешний приоритет = 10. Спасибо за помощь!

0


Вы здесь » Эндор » Творчество » Голосование ЛД "Договорись со Сфинксом"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC