Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Добро пожаловать на ФРПГ “Эндорэ: Новая история”!

Мы рады приветствовать тебя на нашем проекте по Первой Эпохе и будем вдвойне рады, если ты останешься с нами надолго, внеся свою лепту в историю Арды.

Концепция нашего форума: “Неканон со свободным сюжетом”.
Подробнее об этом можно прочесть «ЗДЕСЬ».

Система игры: локационно-эпизодическая.
Мастеринг: смешанный.

Также стоит учесть, что форум имеет рейтинг 18+.
Если тебе уже есть 18 лет и тебе интересно, что мы играем, ты можешь воспользоваться аккаунтом “Профиль читателя”.

В общем думай, решайся и жми “Игровой старт”!
Будет интересно ;)

05.12.17: Дорогие игроки! Форум постепенно оживает и готов к новому витку сюжетных линий! Все, кто так страстно ждали возобновления — вы почти дождались. А те, кто не менее страстно ждали иного — не дождетесь ;) АМС проекта в течении месяца вернется в полном составе и вновь устроит очередной кипишь. All you ready? :) 💥
07.07.17: 📌 Дорогие игроки и гости проекта! Наш форум временно уходит в «спячку» 💤 в виду того, что у большинства игроков началось лето 🔥 и сплошные поездки. Игра переходит в вялотекущий режим (т. е. играем, но очень меееедленно 🐌). Мы не закрылись и не «умерли». Для нашего проекта это нормальная практика и совсем скоро форум вновь станет активным. АМС желает всем прекрасного отпуска и отдыха! До встречи здесь! 😜
24.06.17: 🎉 АМС спешит поздравить Нэниэль с Днем Рождения! 🎀 Мы желаем тебе счастья, успехов и огромного океана здоровья! Оставайся такой же красивой и милой всегда, а мироздание обязательно будет улыбаться в ответ :) 🌻
21.05.17: Дорогие наши игроки! АМС проекта решил ввести на форуме новую категорию: «Аман. Владения Валар и майар». Здесь все желающие смогут отыграть свое аманское прошлое (флэшбэком). Нолдор смогут сыграть Исход и не только, Мелькор — пленение и беседы с Намо. Валар и майар — отыграть свой уклад жизни и быта.
АМС показалось, что это может быть интересным и поэтому форум открывает позиции на новые «Роли». Ждем ваших анкет ;)
21.05.17: 🎈 АМС сердечно поздравляет Куруфинвэ Атаринкэ с Днем Рождения! 🎁 Мы желаем тебе огромного здоровья, удачи и творческих успехов! А еще оставаться таким же искусным мастером слова и дела! Мы очень рады, что ты с нами! 🎂
19.05.17: АМС спешит сообщить потенциальным игрокам и игрокам действующим о том, что мы приняли решение открыть Блоки.
Теперь Светлый и Тёмный Блоки открыты не только игрокам, но и аккаунту «Читатель». Поэтому все, кто так отчаянно пытались узнать, что же мы играем, теперь смогут это сделать и утолить своё поистине грандиозное любопытство ;)
Действующих же игроков мы еще раз поздравляем с этим событием — наш форум шёл к этому решению несколько лет! :3
18.04.17: Наступила полноценная весна, (у всех там снег растаял?) и наш форум сменил дизайн. АМС надеется, что всем игрокам он придется по вкусу! ❤

На наш проект нужны Первый, Второй и Третий дом: кто именно – смотрите во вкладке «Акции»., а так же нам нужны гномы и люди - на них у нас поистине грандиозные планы :)

В общем, если коротко и тезисно: нужны все!
Накормим печеньем, нальем контрабандную какавушку и вгрузим в увлекательные квесты.
Весна идет - игре дорогу!



Ринганарэ
610-987-677

Готен-Бау

faithiss

Лютиэн

614-437-569
star_flier
Партнеры

Царствие Иггрово Сайрон:  Dragon Age: Ante Bellum Quenta Noldolante  Колесо Времени: Пути Узора Олроф Альтернативное Средиземье ждет вас Once Upon a Time: kaleidoscope of tales The Elder Scrolls: On the Edge of Insanity NIMB&AMIK
Каталоги и счетчики
Игроков просим кликать на верхний баннер каждый день :)

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров

Эндор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эндор » Архив отыгрышей Тёмного Блока » Две стороны одного зеркала. 5 год Солнца, начало зимы


Две стороны одного зеркала. 5 год Солнца, начало зимы

Сообщений 31 страница 45 из 45

31

Какофония голосов и откликов проходила мимо — разные суждения и доводы, опасения и даже шаблоны, всё это для первенца Пламенного имело столько же значения, сколько недостижимое небо для рыбы. Если не время, то собственный опыт в будущем подскажет Канафинвэ о правильности и истине, той истине, которое ему подскажет собственное сердце — иных настоящий феаноринг и не примет.
Разобравшись с одним делом, следовало переходить к следующему. Коротко кивнув и не ответив на мысленную речь Мелькора — за бессмысленностью ответа — Майтимо вышел из комнаты, которую считал своей, и отправился на поиски лютни. Под рукой он никаких инструментов не держал, но знал примерно, кого спросить и у кого позаимствовать в крепости требуемое, потому-то и направился сразу, не медля и не раздумывая.
Вымести всё лишнее из мыслей и не вдаваться в подробности, не уходить и не поддаваться рассуждениям, но видеть и оценивать — это именно то, что по его мнению, требовалось от Лорда Предела. Кому нужны беспочвенные домыслы?
По возвращении, лютню он поставил у ног брата, а сам отошёл к столу, ожидая если не дальнейших указаний, то развития событий. Вмешиваться в разговор старший феаноринг не спешил, оставаясь слушателем и в какой-то степени надзирателем. Или телохранителем? Знать бы ещё, кого от кого...

0

32

- Спеть? Но что ты хочешь, чтобы я спел, какую песню, о чём?
Вопрос менестреля на несколько мгновений поставил айну в тупик. О чем он, сам почти полностью состоящий из Музыки и нотных сочленений, хочет, чтобы ему спел этот черноволосый эльф? Перед глазами Первого поплыли картинки: вот Север в своей дикой красоте и ледяной неприступности, шпили скал и щербатые каменные ущелья, снега и ветры, играющие свою собственную музыку, абсолютно непохожую на известные мелодии всей оставшейся Арды, а вот ослепительный свет, что пронизывает каждый угол Благословенного края... Когда-то сочащийся свет этот являлся для айну пыткой, а сам край - тюрьмой с четко очерченной границей. Но сейчас, прикрывая глаза и вновь распахивая их навстречу очередной картинке, рождающейся в памяти, Первый не ощущал злобы, как не было в его звучании иных горьких нот - лишь подобие любования, что просыпается у ценителя живописи в картинной галерее. Но нет, это все было не то, о чем бы Вала Севера хотел услышать песнь из уст Макалаурэ.
Текли минуты. Казалось, Мелькор никогда не ответит, а принесенная Майтимо лютня останется сиротливо лежать у ног Кано, так и не прозвучав, но по прошествии времени, Мятежный все же обернулся - резковато, словно сорвавшись с тропы самообладания, а глаза его, смотрящие теперь не в окно, и не вовнутрь себя, пристально вглядывались в менестреля - разлитая по радужкам глаз ртуть мелкими блестками играла в свете неестественно яркого дня - снег отражал и множил свет, и в такие дни никто бы не посмел сказать, что в Ангбанде царит только сумрак. Сегодня царил свет - он лился полупрозрачными лентами сквозь окно, падая на пол и на кушетку, где сидел Маглор, касаясь медных струн лютни, отчего они поблескивали и отбрасывали крошечные блики на пестрый ковер.
Переведя свой словно бы ищущий чего-то взгляд с лица менестреля на инструмент, айну вызволил свои руки из бесформенных чертогов рукавов мантии, сложил их в замок, сомкнув пальцы в белоснежных перчатках так сильно, что с внутренней стороны сквозь ткань проступили алые капли, а потом все же ответил, и голос его пролился с губ тихим подобием голоса:
- Спой мне, Кано, об одной Валиэ, чей блеск и красота ослепили когда-то даже меня - Первосотворенного. Спой мне о Варде, о Королеве, чьи звезды поблекнут без моей тьмы.
И только сейчас позволить себе улыбнуться - и улыбка эта сделала лицо Мелькора в очередной раз настолько красивым и совершенным, что больно было смотреть.

Отредактировано Мелькор (31-05-2016 17:12:13)

0

33

Похоже, его вопрос явился для валы неожиданным. Ибо тот молчал, не отвечая несколько минут, не поворачиваясь от окна. В какой-то момент Макалаурэ уже даже засомневался, последует всё-таки ответ или выбор песни будет предоставлен ему самому. В эти минуты молчания и тишины, упавшей на комнату менестрель смотрел на Мелькора, стоящего у окна и освещённого ярким дневным светом, льющимся оттуда. Север... Здесь уже снег и морозное, яркое сияние ранней зимы. Красиво и как-то странно... Непривычно... И вала сам непривычный. В Амане он был иным. А здесь, на фоне этого сияния... Вала одним словом, точнее даже не так. Айну. Вот сейчас верилось, что он старший брат Манвэ. Только вот другой. Интересно, каким бы он был, если бы не всё случившееся? И что бы мог сотворить, не будь на всех его творениях печати Искажения?
Мысли были прерваны несколько резковатым поворотом валы, наконец прервавшего молчание и заговорившего.
Вот теперь уже Кано на некоторое время замер в раздумии. Задачку однако задал ему Мелькор. Ясно же, что не хвалебных песен Варде он от менестреля ждёт. Да он бы и не стал петь что-то подобное. А вот... Мысль пришла внезапно. А почему бы и нет... Взяв ллютню и устроившись с ней поудобнее, Макалаурэ провёл кончиками пальцев по струнам, проверяя строй и привыкая к звучанию этого инструмента. И заиграл. Негромкий, спокойный, но мелодичный и переливчатый проигрыш. А затем вплёлся голос.
- Среди миров, в мерцании светил
Одной звезды я повторяю имя,
Не потому, чтоб я ее любил,
А потому, что мне темно с другими.
Не потому, чтоб я ее любил,
А потому, что мне темно с другими.

И если мне на сердце тяжело,
Я у нее одной ищу ответа,
Не потому, что с нею мне светло,
А потому, что с ней не надо света.
Не потому, что с нею мне светло,
А потому, что с ней не надо света.

Среди миров, в мерцании светил
Одной звезды я повторяю имя,
Не потому, чтоб я ее любил,
А потому, что мне темно с другими.
Не потому, чтоб я ее любил,
А потому, что мне темно с другими...

Менестрель пел, чуть отвернувшись в сторону и прикрыв глаза. Но вот финальные аккорды затихли, а Кано, ещё какое-то время посидев вот так, не шевелясь, вновь повернулся к Мелькору и посмотрел на него. Он редко пел для валар, ибо во-первых, от них редко можно было услышать подобные просьбы, а во-вторых, что для них, творцов Арды, переживания квенди, пусть и воплощённые в музыке и словах. Вот и сейчас... Поймёт или нет, примет ли такое видение... Ведь сейчас он пел не просто так, не для всех, а именно для Мелькора. Даже Нельо вряд ли поймёт весь смысл. Ну и ладно, для того именно эту песню Кано и выбрал.Как часто бывало раньше...

(В посте использовано стихотворение Иннокентия Анненского, положенное на музыку Александра Вертинского, "Моя звезда")

+1

34

Мелькор выбрал странную, на взгляд Майтимо, тему для песни. Или же нет?.. Когда Макалаурэ начал петь - как всегда безупречно, так, как умел только он, заставляя каждый аккорд и каждое слово проникать прямо в сердце - Нельо понял, в чем заключался замысел Властелина Севера. Конечно, лишь в той мере, в которой замысел Айну вообще можно было постигнуть несовершенным разумом эльда. Сейчас Мелькор казался гораздо ближе к эрухини, чем другие Валар, но в то же время выше и величественнее, чем все они. И Кано, казалось, тоже это почувствовал. Пока звучала музыка, Нельо захотелось поверить, что брат сможет если и не разделить, то хотя бы принять правду Севера, разглядев в Мелькоре не врага, а мудрого и понимающего друга. Как знать, может быть, этим надеждам еще суждено сбыться. Теперь же Нельо, опасаясь нарушить красоту момента, молча ожидал, как владыка Ангбанда отреагирует на песню.

0

35

Когда звуки лютни разлились по комнате, а затем их подхватил прекрасный голос, Мелькор оперся спиной о камень подоконника и прикрыл серые глаза - полным погружением в музыку инструмента и в свои воспоминания, стараясь усилившимся Звучанием своим не перекрывать и не наслаиваться на голос и звон струн. Песня была красива и долю этой красоты она делила с певшим ее - так умело он использовал свой голос, гармонично вписывая пропетое в сыгранное - тончайшим кружевом музыкальности. Вала - сам будучи Музыкой изначальной и всеобъемлющей - дивился стройности построения нотных верениц - лентами они обвивали слушавших, и то холодили шелковостью, то согревали бархатом - это было подобно маленькому Творению - осколку изначального - и новая улыбка осветила бледное лицо айну. Перед внутренним взором вставали образы из седой древности, когда Арды не было и были лишь айнур и Хор, а так же Отец - сияющий в абсолютном своем величии перед ними, а над всем - венцом - лилась Музыка, рождая миллионы тончайших узоров из расцвета и угасания звуков и созвучий. И было хорошо. А еще там была Она и улыбка ее, отражаясь от рожденной ею Темы, сияла подобно звездам, которым только лишь предстояло родиться в первородной искре Пламени. Исчезла комната, исчез Хор, даже Эру исчез - остались только Мелькор и ее улыбка, где с губ падали и гасли не-рожденные звезды.
Мелькор не открывал глаз до самого конца, пока песня не оборвалась, погрузив осиротевшую комнату в, словно бы, глухую пустоту. Красота не может быть вечной - вечными могут быть только смрад и уродливость - айну знал это уже многие века, но все еще не мог смириться с этим знанием. Но со многими знаниями в итоге приходилось мириться, даже если изначально жаждал их больше всего на свете - после они тяготили и рвали феа в клочья.
Так и теперь, Мятежный ощущал эту разорванность под воздействием звучания столь дивного, какое давно не касалось слуха Валы. Он открыл глаза и на мгновение в них отразилась такая невыносимая боль и тяжесть, что лучше бы этот взгляд никому из присутствующих не заметить. А затем, с явным усилием заставив себя двигаться, Мелькор выпрямился - вновь в черно-белый тонкий шпиль - и подошел к сидящему Макалаурэ, слегка склонившись к нему, чтобы их глаза и лица встретились, при этом длинные рукава балахона ниспали складками до самого пола. Секунда-другая прошла в абсолютном молчании, а затем айну произнес:
- Это пение - одно из самых лучших, которое мне довелось услышать за все мое время. Спасибо тебе за него. - взгляд Мелькора одновременно был направлен, сфокусировавшись, в глаза нолдо, и в то же время растекался, словно ртуть, обретавшаяся в его радужках, никак не желала быть неподвижной. Еще секунда и Вала выпрямился, а затем, так же медленно - плывя - направился в сторону двери. Ответа он не ждал - что могут значить простые слова, после такой прекрасной музыки? Но некоторые из слов все же приходится произносить, даже боясь испортить гармонию:
- Ты - не пленник в Ангамандо. Ты - мой гость и волен покинуть Север в любой момент, но...позволь своему фана прийти в норму. - с этими словами Мелькор покинул комнату Майтимо, напоследок ворвавшись в сознание последнего с осанвэ:
Позаботься о нем, и быть может он еще не раз споет мне, подарив частицу прекрасного.

+1

36

Что-то словно бы изменилось вокруг. Нет, и сама комната, и находящиеся в ней остались прежними, но... Что-то всё равно изменилось, неуловимо, почти незаметно, но всё же. Наверно песня оказалась действительно той единственной, верной и правильной, именно для этого самого момента и случая. И понимание этого, которого не было почти до последнего момента. Так бывает. Бывает, особенно когда поёшь почти наугад, не зная до конца, действительно ли угадал и с темой, и с песней, и со смыслом, и тем более с исполнением. Но вот песня окончена, и тишина накрыла комнату. И не будет сегодня больше лютня звучать в этих стенах, это Кано понял почти сразу. Любая иная песня теперь только навредит, разобьёт, разрушит то неуловимо-удивительное, что появилось только что, рождённое музыкой и пением.
Взгляд приблизившегося Мелькора менестрель встретил спокойно и чуть задумчиво. И не было желания, ни отвернуться, ни отгородиться чем-нибудь, ни атаковать (что кстати было бы очень удобно, и что сделал бы любой другой на его месте). Только вновь в голове возник вопрос о том, почему же всё-таки Темой Мелькора стало Искажение, и почему он взбунтовался и Спел всё, совершенно всё по-своему. И ещё множество и множество вопросов возникли у менестреля в эти несколько мгновений, пока они смотрели в глаза друг другу. Вопросы возникли, но задать их пока не время, да и... Не ему, пожалуй, их задавать. Да и вообще не стоит. К тому же они по-прежнему по разные стороны баррикад, на разных сторонах войны, и задавать, и даже задаваться такими вот вопросами попросту опасно и может стать непоправимой ошибкой, при том не факт, что только тому, кого эти вопросы интересовали...
Но вот слова, точнее их смысл... Нет, Макалаурэ часто в Амане слышал подобные, но лишь от таких же квенди или, реже, майар. И, честно говоря, не ожидал услышать сейчас. Потому и не смог на несколько секунд скрыть своё удивление во взгляде, хоть и сумел быстро справиться с собой. Но ответить вслух ничего уже не успел. Потому легко улыбнулся уголками губ и чуть склонил голову в ответной благодарности. Ибо кем бы ни был слушатель, приятно знать, что песня была оценена и более того пришлась по душе, что не разочаровала. И ведь подобное много приятнее и значимее, чем простое признание мастерства, которое обычно ощущается простой констатацией факта, вроде как он сам не знал до того о себе такого.
Как ни странно, но вала направился к двери, по всей видимости собираясь уходить. Но уже почти на пороге сказал то, что поразило Кано пожалуй больше всего прочего. Нет, Нельо конечно упоминал уже нечто такое, но...  Но одно дело слышать это от Нельо, которого и самого-то до недавнего времени считал пленником этой крепости, а совсем другое - от самого Мелькора, который, по твёрдо укоренившемуся среди квенди убеждению, ещё никого из светлых не выпускал свободно из Ангбанда, либо орками, лиибо ещё кем похуже, либо вообще только прямиком в Мандос. А тут... И ощущение от этого странное. То ли просто недооценивал, полагаясь на слова и мнения старших, то ли и вовсем ошибался. Хотя нет, всё же скорее первое.
Кано отложил лютню и посмотрел на Нельо, взглядом спрашивая, что же дальше. Ведь прерванный появлением Мелькора разговор продолжать уже в принципе не было смысла.

+2

37

Майтимо множество раз доводилось слышать пение Канафинвэ, и всякий раз он по-новому понимал мотивы и переливы струящихся звучаний, вслушивался в их потаённый смысл, улавливая на кончике языка то не озвученное, но несомненно значимое, что вкладывал Песнопевец в слова и интонации. Он скучал по голосу брата и теперь осознал это в полной мере, оттого и улыбался всё то время, что Кано пел, да и после — смотря поверх голов, слушая, пребывал в воздушно-приподнятом, прямо-таки весеннем настроении. С чего бы — не до конца понимал.
Всенепременно, — звонко слышится в ответ Мелькору, словно отвечает вовсе не Нельяфинвэ, а подменил кто. Слишком уж светлые тона, слишком.
Так что там с умением нолдор не повторять ошибок? — переводя тему обратно на вопросы правления Макалаурэ, старший не преследует цели давить, но возвращает брата на этап обучения. В одну и ту же яму прыгать — самозабвенно и с чувством выполненного долга — по его мнению не означало, что Первый Дом так уж учиться на ошибках, своих или чужих. Кано верно сказал: Феанаро поддался эмоциям, да только вот продолжая старые пляски о Клятве на новый лад, все они, от Песнопевца до близнецов, рискуют угодить в одну и ту же ловушку.
Видя состояние Кано, его удивление от последних слов Валы, которых, к гадалке не ходи, он не ожидал, Майтимо не торопит его с ответом, ждёт какое-то время, а затем добавляет:
Я не прошу тебя разделить со мною моё мнение и взгляды, не настаиваю на отречении от прошлых суждений и той среды, в которой жить ты привык. Я даже не смею просить у тебя, чтобы ты — я уверен, средние бы так и сделали — не видел во мне врага. Но если я по твоему мнению нахожусь во власти чар Севера, то под чьим же влиянием и по чьим правилам играет его хозяин. М? Кано? Ответишь? Или скажешь, что тебя разыгрывают, а за визитом Мелькора кроется хитрый и опасный замысел, направленный на истребление нолдор или их ослабление? И ты гордо можешь думать, что сломленный король — не угроза для остального народа, что тебя, сочти ты сам себя негодным, заменит следующий по старшинству, и отчасти будешь прав. Лишь отчасти, — видно, что он забавляется, что ответ, каков бы он не был, воспринят будет легко и без агрессии, во всяком случае, это Нельо знал на собственном опыте, так сразу сложно поверить, что ошибался столько лет подряд, живя в слепоте. — В пределах этих комнат ты свободен в перемещении: мои вещи и постель используй, как если бы находился в собственных покоях. Ты сам слышал волю Валы, но не переоценивай возможности собственного духа, прими добрый совет и позволь себе отдых. А после... — подойдя к брату, он опустился перед ним на пол и положил ладони поверх рук короля нолдор, — ...делай что пожелаешь нужным. 

Отредактировано Майтимо (07-12-2016 07:03:11)

0

38

Вот только похоже, что Нельо всё-таки решил завершить тот их незаконченный разговор. На вопрос брата менестрель лишь головой качнул. Можно подумать, Нельо и сам не знает ответа на него, ведь такой же нолдо, и до недавнего времени был со всеми в согласии. Вот только теперь изменил своё мнение.
А вот дальше, выслушав всё, что хотел сказать старший, Макалаурэ всё-таки ответил.
- Я не знаю, какие конкретно цели преследовал этим своим визитом Мелькор. Не буду утверждать, что это был не он, ибо даже во всей этой, царящей вокруг тёмной Музыке его Мелодию узнать не трудно. Не буду также утверждать, что на тебя воздействовали чем-то, хоть чарами, хоть словами, впрочем. не думать о такой возможности я также не могу. И, Нельо, я - не средние. Они наверняка так и скажут, и тут же уверятся в своих словах, но... Ни я, ни, скорее всего, близнецы, так не скажем. А что касается заменят, не заменят... Заменят, если посчитают негодным к дальнейшшему выполнению возложенной миссии, ты прав. - Кано замолчал на некоторое время, задумчиво смотря на брата. Потом заговорил вновь.
- Враг есть враг, и война все равно есть война,
И темница тесна, и свобода одна -
И всегда на нее уповаем.*

На некоторое время вновь повисло молчание. Затем Макалаурэ всё же пояснил свою мысль.
- Слишком поздно, Нельо, уже слишком поздно, чтобы менять мнения, мировоззрения и тактику действий. В начале ещё можно было говорить и о прекращении войны, и о примирении сторон. Но сейчас любого, кто заговорит об этом, назовут отступником и предателем, и хорошо если просто слушать не станут. Слишком многое встало между двумя сторонами. Войны не окончить уже, я тебе об этом уже говорил. Если получится, её можно только отсрочить. - И тихо, раздумчиво добавил. - Но что-то мне подсказывает, что Север всё равно нанесёт первый удар, даже если и удастся свести боевые столкновения к минимуму на несколько лет... - Припомнилась опять почему-то недавняя атака на лагерь. Ведь не от нечего делать орки напали, не просто ради развлечения. И что-то сомнительно, что они не будут нападать даже когда нолдор займут только оборонительно-выжидательную позицию. Север всегда ударял первым, может разве что за исключением того раза, когда Феанаро удалось пройти до врат Ангбанда. Да и то нельзя сказать, что там его не ждали. Так что что бы там ни  пришло в голову во время разговора с Мелькором, забывать об осторожности и о всём том, что произошло по его вине или по его же велению и воле, нельзя. Вдруг всё это действительно лишь хитрая многоходовая игра, а они все - лишь фигурки на доске. Такой вариант тоже нельзя отбрасывать. Как и вероятность того, что рассорив Дома, Северу теперь нужно внести раздрай и в Первый, самый сильный и наиболее радикально настроеный против Ангбанда. Всё возможно. Но и события этого дня тоже из памяти выпускать не стоит. На всякий случай. Вдруг всё-таки каким-то чудом предположение о военных хитростях Севера окажется неправильным или не оправдает себя в итоге. Так тоже может быть, хотя разум и предполагает скорее первое.
Кано посмотрел присевшему напротив брату в глаза и чуть улыбнулся.
- Ты сейчас чем-то похож на Арато с его уговорами лечь поспать. - Но снова стал серьёзным. - Подожди. Нельо, так что мне сказать братьям о тебе? Совсем промолчать или сказать неправду нельзя, но и то, что есть... Мне кажется, так тоже будет неверным. И если реакцию братьев предсказать можно, то мама... Я не знаю, как это подействует на неё.
Сказать по правде, Кано отчаянно не хотелось становиться вестником подобного. Одно дело - сказать о том, что Нельо в плену, и Север молчит о его судьбе, но совсем другое - рассказать о том, что старший перешёл на сторону врага и теперь поддерживает его точку зрения, больше не следуя целям и мировоззрению своей семьи и народа. Нет, самому-то Кано было на это плевать. Брат останется братом в любой ситуации. Но другие... А мама, что скажет она, узнав такое. А что скажут братья, родичи, верные в конце концов... И что может случиться, когда нолдор узнают. Нет, такого никто не должен знать. По крайней мере до тех пор, пока это возможно, ну или незнание этого станет угрозой для кого-нибудь или для всех нолдор.

_________
*Использован отрывок из песни Высоцкого "Баллада о времени"

0

39

— Ты говоришь, как Курво, — старший пробует имя Пятого на языке — так редко теперь он произносил эти имена — словно проверяет, до сих пор ли звучание на родном языке столь же идеально и грамотно, как годы назад. — Он, небось, чувствует теперь себя свободнее, у него руки, должно быть, развязаны, особенно теперь, когда ты гостишь на Севере.
Майтимо любил Атаринке не меньше других братьев, уважал его умения и твёрдость характера и не смел утешать после гибели отца, знал, что лишь оскорбит неуместной заботой. Но в то же время Нельяфинвэ слишком хорошо знал характер каждого из братьев, знал он и то, что должно происходить теперь в лагере — знания эти не веселили его, да и говоря с Кано теперь, он не глумился ни над стремлениями лордов Первого Дома, ни над их головами, в которых засели мысли о войне.
— Если так, то слишком многое поменялось с момента нашего последнего разговора, и я не знаю тебя, Канафинвэ Феанарион, и зря возлагаю надежды на лучший исход и лучшую жизнь для нашего народа, — сделав ударение на слове "нашего", он напоминает, кто именно перед ним, заставляет открыть глаза, мол, гляди же! видишь? не морок, но реальность. И если уж менестрель просил его советов, так пускай слушает, благо, времени у обоих в запасе немало.
Дозоры, облавы, проверки — за последние годы всё чаще слышно о недовольстве, чем об удачной охоте на соседей, но это отсюда, из крепости, видно реальное положение дел, а аманэльдар в своём Хитлуме кажется, будто весь мир ополчился против них, будто тиски сжимаются и нет путей отступления. Можно было бы согласиться, не знай, что стоят лорды нолдор на крышке запасного люка.
А ещё можно догадаться, о чём идёт речь, точнее — в чём проявления той самой войны.
— Если бы сейчас шла война, боюсь, нолдор бы уже строили крепости на юге — в лучшем случае.
Слова — их стоит подбирать с особым тщанием, поэтому Майтимо не говорит, что итог очевиден, но предлагает один из вариантов, наиболее безвредный для... эльфийских милитаристов.
Чтобы дать ответ на заданный вопрос о вестях, что принесёт король своим братьям и верным, Майтимо поднимается и вновь отходит к столу, ему удобнее смотреть на Кано со стороны, видеть не только металлический оттенок зрачков, но и каждое его движение. В отличие от пламенных душой и сердцем феанорингов, Лорду Западного Предела не с руки воевать с родными братьями, а Северу может оказаться невыгодно разворачивать военную кампанию против нолдорских Домов, засевших в цепи гор под самым подбрюшьем.
— Столько времени прошло, а ты и теперь ждёшь моего совета? — слова о матери остаются без ответа, без реакции, где-то глубоко внутри Майтимо верит, что первой, кто его поймёт, окажется Нерданель, даже если в сердце её родится осуждение — не она ли порицала поход в Белерианд? А всё равно пошла следом...

0

40

- Иногда мне просто приходится думать как Курво. Иногда как Морьо. Иногда даже как Турко. - Вздохнув, ответил менестрель. - Да, Нельо, я изменился. Но похоже ещё не так сильно как прочие. А Курво... Зря ты так. Он конечно схож во многом с отцом, но и толку от него много. А сейчас не думаю, что всем заправляет он. Скорее всего руководство взял на себя Морьо, озадачил Турко, а уж потом и Курво присоединился.
Кано был уверен в братьях насколько вообще можно было быть уверенным в тех, кто волею судьбы опять остался без командира. Хотя Морьо скорее всего действительно не дал братьям вольницы, а взялся за управление, либо аккуратно подвинув Турко, либо с его помощью, но в беспорядке и хаосе лагерь явно не остался.
- Нолдор отойдут чуть дальше на юго-восток. Не сейчас. Позже. По крайней мере наш Дом. И там уже встанут крепости.
Он прекрасно понимал и расстановку сил, и возможности сторон. И знал, что ранее в их разговоре Нельо был прав. Но сдаваться сразу глупо, даже если итог очевиден. Вот только есть ли у них, нолдор, это необходимое им время... Хотелось бы в это верить. Но по крайней мере пока нолдор не закрепятся на землях Белерианда окончательно, их от открытого конфликта удержать удастся. Дело остаётся за Севером, с позицией которого так ничего толком и не ясно. Впрочем, если дело ограничится такими как сейчас мелкими стычками, своих удержать будет проще, особенно теперь. когда понятно, что Нельо уж точно не вернуть, а сильмариллы нужны, если уж совсем честно. только феанариони. Остальные же, даже верные их Дома спокойно проживут и в обстановке вооружённого нейтралитета, ведь их не жжёт изнутри Клятва, ну и конечно если Север не даст новых поводов его ненавидеть.
Он всё прекрасно понимал
[ b]- Ты мой старший брат. И твои советы всё ещё остаются для меня важными.[/b] - Кано снова смотрел на брата снизу вверх, но не испытывал по этому поводу неудобств. Привык к этому давно. - К тому же, как мне кажется, тебе в большей степени нужно принять решение, ибо от этого будет зависеть, как дальше будут относиться к тебе родные и родичи. - На последних словах захотелось отвести глаза, ибо вспомнилось, как эти самые родные отнслись к старшему после его пленения. но Кано удержался от этого, хоть и прикрыл глаза на несколько мгновений. А сам подумал о том, что Нельо сейчас как раз в полном праве отказаться и от родства, и от всего прочего, до сих пор связывающего его с нолдор. И Кано останется принять выбор брата. Принять и понять.

0

41

Слова об отходе полностью вымели мысли о братьях, изменив спокойствию и лёгкости, с которой говорил минутой ранее, Нельо недоверчиво, словно проверяя, не ослышался ли, посмотрел на Кано, как и до — сверху вниз, не утруждая себя находиться "на равных" с собеседником.
Есть ли карты? А в планах? Что скажут остальные родственники? Входит ли в планы феанорингов разделиться и каждому лорду выстроить по отдельной крепости? А если да, то какими, Валар их побери, силами?! — эти и многие другие вопросы остались невысказанными, повисли в воздухе дымкой и заслонили старшего от Канафинвэ; он словно по новой выстроил барьер, и второй, и третий — привычка, дающая о себе знать всякий раз, стоило поднять его вопросы.
А они были именно его — по расположению земель и настроениям соседей, которые — иногда Майтимо жалел об этом — приходились ему ещё и родственниками.
Осваивайте земли по направлению к Таур-эн-Фарот, дальше леса Нуат — чтобы в будущем не пожалеть о родстве, — это всё, что мог сказать Нельо. Да, его слова читались как: "Пойдёте войной и воевать будем", но имелось в них явное совершенно и искреннее нежелание вражды с единоутробными братьями и дорогими кузенами и кузинами, хотя о последних он только и знал, что те пришли — немного, но ему хватало. — Лорды Первого Дома предпочли бы видеть меня мёртвым, нежели обретшим позицию, отличную от их собственной, мне ли, такому же подневольному из-за цепей Клятвы, просить их верить в ложное, тем более когда желание моё — демонстрировать истинное?
Время, ход его утерян за разговором, напомнило о себе интуитивно, поднявшись изнутри недовольно клокочущим жаром; в эти часы он должен бы уже находиться многими ярусами ниже, с остальными командирами и управленцами крепости, а не рассиживаться в кабинете, рассказывая нынешнему королю нолдор, как ему на самом деле не хочется говорить о словах, что принесёт с собой менестрель.

0

42

От слов брата Кано вздрогнул, поняв тот смысл, который вкладывал в них сейчас Нельо. Значит недавние мысли были правдой, и он в войне всё-таки выступит на стороне Севера против своих же братьев. Одновременно это явилось и ответом на вопрос, который менестрель всё ещё так и не задал и на который хотел бы услышать иной ответ, нежели этот.
Но нужно было подумать и о другом. Макалаурэ прикрыл глаза и слегка нахмурился, вспоминая те карты и сведения, что уже были у нолдор, чтобы представить ту территорию, о которой говорит брат. Через некоторое время кивнул и вновь посмотрел на Майтимо.
- Хорошо. Я попробую предложить те места как вариант. - Правда в этом вопросе всё зависело не от него одного. Братья предлагали восток и юго-восток, как казавшиеся им наиболее удобными земли. Но мнение Нельо в этом вопросе всё-таки тоже немало значило, учитывая то, что смотрел он с другой, противоположной, остальным стороны. - Но мне всё-таки хочется верить, что тебя в неизбежной войне не будет. - Добавил он после недолгого молчания. Пусть кто угодно, но не старший. Этот выбор будет слишком жесток, и сделать его придётся отнюдь не в пользу брата.
А дальше хотелось протестовать, возмущаться, не соглашаться. Но... Нельо опять был прав. Вот только... Что пожелают предпринять братья, услышав это. Что подумают? Что Северу удалось покорить волю старшего брата, силой, чарами или ложью заставив принять их сторону. Или же возненавидят брата за то, что он предал их всех, хотя так недавно его меч на площади Тириона взлетел вверх вторым после клинка отца, а ненависть к Врагу была столь же сильна, как и у прочих. Либо же они посчитают, что теперь Нельяфинвэ Майтимо Феанарион умер, а тот эльф, который теперь служит Северу, уже не он, не их брат. Либо же и вовсе не поверят, списав всё на впечатлительность менестреля и продолжат строить планы по спасению старшего. Вариантов много. И к каждому нужно успеть приготовиться.
- Ладно. Я понял тебя. - Макалаурэ вздохнул, но согласился с мнением брата. Пусть уж будет что будет. А там время покажет. Для него сейчас будет главным - удержать нолдор от войны. А загадывать на потом бессмысленно. Тут даже дар предвидения не поможет и чары сновидений тоже.

+1

43

Настроение у Главнокомандующего Севера сегодня было наредкость замечательным и совершенно неясно, что было в итоге причиной: солнечная погода, отсутствие даже намека на вечное ангбандское «как всегда» или же просто так сошлись звезды на ночной рубашке у Варды. Факт оставался фактом - балрог поднялся на нужный ему ярус почти единым взмахом, не замечая ни количества ступеней, ни кислых физиономий невыспавшихся орков. Утреннее построение прошло без заминок, если не считать того, что один из высших чинов военной власти Севера на построении этом не присутствовал. Готен-Бау справился своими силами, но узнать в чем же дело и что в итоге помешало Майтимо явится на важный, пусть и ежедневный, ритуал, естественно стоило. Именно с такой целью мощная фигура старшего из балрогов появилась на одном из западных створчатых ярусов и главным атрибутом этой фигуры сегодня был отнюдь не мундир и не огненная шевелюра с ониксовыми рогами - главным атрибутом была широкая улыбка, завидев которою многим встреченным майа оркам хотелось съежиться и исчезнуть.
В руках валарауко держал папку и карандаш, который никак не хотел помещаться в явно не для этого сшитый маленький нагрудный карман. Однажды Готмог с такой силой пытался его там уместить, чтобы последний хотя бы не выпадал каждую тройку метров, что порвал его насквозь и более таких экспериментов не повторял - зашивать пришлось самому и это занятие крайне не понравилось Главкому. «Уж лучше посидеть в кастрюле, как делают это некоторые из орков», - пронеслось в голове у него и от этих мыслей он еще шире заулыбался. К слову, так никто никогда и не понял, почему же некоторые представители орочьего племени воровали эти самые кастрюли из казарменной кухни и сидели в них, накрывшись крышкой. «Если они так борются со стрессом, то я, пожалуй, рискну попробовать». И едва представив себе подобный поворот его ангбандской жизни, балрог расхохотался - вслух, звучно и сочно, что аж последние звуки смеха буквально прозвучали рыком.
На этом же самом моменте, когда странное чувство юмора майа вновь дало о себе знать, он, наконец, дошел до искомой двери и, абсолютно не заботясь о том, чтобы постучать, толкнул ее плечом и почти ввалился в комнату Маэдроса. Готен-Бау все еще смеялся, когда он, не открывая глаз и пытаясь успокоиться, с порога начал:
- Где же ты шляешься, Медноверхий ты опаздун?! Почему мне приходится вести построение твоих солдат за тебя? - все еще держась рукой за дверную ручку и не полностью войдя в комнату, майа открыл глаза и посмотрел вперед. На беду или на удачу первое, что он увидел, был тот, кого он искал и валарауко, лукаво сощурившись, осклабился, демонстрируя ряды крепких белых зубов с клыками-иголками:
- В следующий раз, чтоб не опаздывал, будить приду самолично и тогда пеняй на се…
Не успел он договорить, как, пусть пока только лишь периферийным зрением, но он увидел, что в комнате присутствует еще кто-то. Демон медленно, почти театрально, повернул голову в сторону сидящей на тахте фигуры, вцепившись в ручку так сильно, что почему-то заскрипели петли. Потекли мгновения немой сцены, после чего, Готмог выдавил:
- Здравствуйте. - слова были сказаны с явным напряжением, а образ сидящего мгновенно запечатлелся в сознании, но не найдя в оном никаких соответствий с имеющимся в уме архивом лиц, балрог, не меняя траектории, повернул голову в сторону рыжеволосого эльфа и почти что вкрадчиво спросил:
- Нэльо, а это у нас что?
Непонятно, «что» относилось к черноволосому юноше или к ситуации в целом, но времени разбираться явно поубавилось, когда кто-то во внутреннем дворе заорал благим матом - очередная стычка по пути в казарменную столовую вот-вот была готова обернуться бойней за лишний кусок куриной ноги. Это всегда сильно поражало балрога, но как всегда требовало его вмешательства - обычные будничные заботы военной крепости. Поэтому он вновь скосил взгляд цепких глаз на незнакомца и в них плескались озера интереса - такими они были голубыми и сосредоточенными, но затем Готен-Бау все же проговорил, вновь обращаясь к Майтимо:
- Расскажешь мне за обедом. Вот папка - в ней то, что тебе нужно изучить, - дух Арды состорожничал и не стал дотошно объяснять насчет принесенных в папке бумаг, что не преминул бы сделать в обычный раз, - А вот я - меня тебе стоит найти сразу после того, как я уйду - есть пара вопросов, требующих немедленного твоего ознакомления. - он прищурился, давая понять, чтобы Майтимо не засиживался и у него и вправду есть дела, пусть он даже немножко о них подзабыл - бывает, что. Особенно если в твоей комнате сидит такой красавец. Майа, однако, еще раз повернул рогатую голову в сторону черноволосого и уже, со свойственным ему примером небезызвестных шуток-самосмеек, резко подался в его сторону всем корпусом, да так, что бедная исскрипевшаяся уже вдоль и поперек дверь, рисковала слететь с петель, почти рявкнул:
- Здрасьте еще раз! - после чего подмигнул, скорее всего, уже вполне ошалевшему от его безукоризненного воспитания гостю Медноверхого и вышел в коридор, сочно хлопнув дверью, которая, казалось, с облегчением выдохнула и благо, что не разлетелась в щепки.

0

44

«Юноша», сидящий в комнате Лорда Западного Предела, с которым шёл разговор, для Майтимо в начале дня оказался не менее внезапен, а их обсуждение, по счастью, сходило на нет в момент открываемой двери. Мало кто вламывался к нему настолько бесцеремонно, мало без стука, но ещё и открывая дверь чуть ли не с ноги. Да только обычно Нельо в это время бывал занят более... тривиальными делами, и гости его по обыкновению были всё местные.
Как, уже прошло построение?.. Изнутри вновь поднялась волна холода, нолдо мысленно съёжился, понимая, что, вероятно, Майрон прибыл ещё ранним утром — он и сам поднялся ни свет ни заря — а вот Вала посетил его комнаты аккурат во время, когда на полигоне выстраиваются ряды воинов. От этой мысли захотелось провалиться сквозь камень яруса: хорош лорд, думал он, в рабочие часы привечающий давно не виденных родственников.
«Да вот, Артано принёс», — чуть не вырывается у него при внезапном вопросе, но вслух он только говорит:
Гости, Готен-Бау, очень неожиданные гости.
В этот момент судьба дверной ручки его интересовала в последнюю очередь, он прямо-таки чувствовал как цепенеет и становится цветом со светлый камень Тириона, столь же бледным и холодным, но и непрошибаемым в тот же момент, так как балрогу Майтимо всё же отвечает, что скоро его нагонит. Скоро, да...
Кано, — на брата он при этом старается не смотреть, приходит в движение, мельком просматривает содержимое папки, повернувшись к столу и параллельно ведя монолог: — я сейчас ухожу, дверь в комнаты закрою, сам видишь, приходят сюда обычно без застенчивости и ожидают увидеть явно не младших нолдорских лордов. Походи, осмотрись, захочешь — приляг. Вернусь ближе к вечеру.
Ни в столе, ни на книжной полке у него не было ничего, что могло бы стать интересным нолдорану, документы Майтимо у себя не хранил, а карты... у него имелись только карты своего предела, с землями, так или иначе, Первому Дому знакомыми. Потому он не опасался оставлять Канафинвэ здесь одного, из вмех опасностей оставались только окна, но его брат по виду ещё не дошёл до того состояния, чтобы думать об альтернативных выходах.

0

45

И... И снова их разговор был прерван. Только в отличии от Мелькора, этот гость мало того, что постучаться забыл (ну что в Ангбанде про правила хорошего тона и воспитание почти никто не слышал, уже все эльфы знают), так и ввалился в комнату так, будто здесь его личная территория. Личность сея кстати была весьма колоритной, и, как успел понять ошарашенный таким появлением Макалаурэ, являлся одгтим из представителей майар. Только вот рогатым да ещё и клыкастым. Кано даже захотелось головой помотать и зажмуриться пару раз, чтобы убедиться, что сие ему не примерещилось.
- Здравствуйте... - Несколько обалдело, а потому не сразу отозвался менестрель, так и не сумевший определить, как лучше всего на этого визитёра реагировать и как с ним себя вести.
Но дальнейшие слова этого странного майа не дали никаких разъяснений, а только ещё больше запутали. Кано вопросительно-просительно посмотрел на брата, вдруг тот хоть как-то хоть что-то прояснит, но нет. Старший ничего так и не объяснил. Вместо этого явно так засобирался покинуть комнату.
На прощанье визитёр выкинул вообще нечто непонятное, от чего Макалаурэ вздрогнул и порадовался, что лютни в руках уже нет, иначе бы он точно не сумел её удержать и выронил.
Новый взгляд на старшего. Но тот вновь ничего не объяснил, а только, занявшись принесёнными майа бумагами, сказал, что уйдёт сейчас до вечера. А Макалаурэ решил промолчать и ни о чём не спрашивать. Понял, что откровенничать с ним Майтимо не будет. Видно же, что нельзя ему лишнего говорить, противники ж теперь как-никак. А допытываться, мучая этим брата и раздражая, менестрелю не хотелось. Лучше не знать совсем, чем знать и переживать за то, а не сказал ли брат лишнего, а не накажут ли его за это.
Впрочем, Нельо видимо уже позабыть успел, что Кано, в отличии от близнецов или того же великого исследователя всего нового вокруг Курво, не был столь любопытным, и не стал бы исследовать вещи брата без его разрешения. А значит и опасаться, что он узнает что-то для него не предназначенное, не стоило. Да и покидать комнату менестрель как-то не собирался. Если тут везде и всюду могут встретиться подобные весьма внезапные личности, то лучше и впрямь не соваться куда-нибудь дальше покоев брата. К тому же и смысла в побеге не было никакого, вернее теперь не было. Да и прав брат, врываются сюда довольно часто. И хоть бы представлялись что ли. А то пришёл, поздоровался, назвал "что" и ушёл. Странные тут они все какие-то. Хорошо ещё Нельо не заразили, а то если бы старший тоже так себя вести начал, менестрель бы точно прямо тут поседел.
Так что на слова брата Кано только кивнул, он всё понял, и возражений у него не было. Так что старший мог быть спокоен. Если эту несчастную дверь кто-нибудь снаружи и вовсе не вынесет, проигнорировав закрытый замок, то всё будет в порядке. ...

Отредактировано Макалаурэ (12-12-2016 03:32:17)

+1


Вы здесь » Эндор » Архив отыгрышей Тёмного Блока » Две стороны одного зеркала. 5 год Солнца, начало зимы