Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Добро пожаловать на ФРПГ “Эндорэ: Новая история”!

Мы рады приветствовать тебя на нашем проекте по Первой Эпохе и будем вдвойне рады, если ты останешься с нами надолго, внеся свою лепту в историю Арды.

Концепция нашего форума: “Неканон со свободным сюжетом”.
Подробнее об этом можно прочесть «ЗДЕСЬ».

Система игры: локационно-эпизодическая.
Мастеринг: смешанный.

Также стоит учесть, что форум имеет рейтинг 18+.
Если тебе уже есть 18 лет и тебе интересно, что мы играем, ты можешь воспользоваться аккаунтом “Профиль читателя”.

В общем думай, решайся и жми “Игровой старт”!
Будет интересно ;)

05.12.17: Дорогие игроки! Форум постепенно оживает и готов к новому витку сюжетных линий! Все, кто так страстно ждали возобновления — вы почти дождались. А те, кто не менее страстно ждали иного — не дождетесь ;) АМС проекта в течении месяца вернется в полном составе и вновь устроит очередной кипишь. All you ready? :) 💥
07.07.17: 📌 Дорогие игроки и гости проекта! Наш форум временно уходит в «спячку» 💤 в виду того, что у большинства игроков началось лето 🔥 и сплошные поездки. Игра переходит в вялотекущий режим (т. е. играем, но очень меееедленно 🐌). Мы не закрылись и не «умерли». Для нашего проекта это нормальная практика и совсем скоро форум вновь станет активным. АМС желает всем прекрасного отпуска и отдыха! До встречи здесь! 😜
24.06.17: 🎉 АМС спешит поздравить Нэниэль с Днем Рождения! 🎀 Мы желаем тебе счастья, успехов и огромного океана здоровья! Оставайся такой же красивой и милой всегда, а мироздание обязательно будет улыбаться в ответ :) 🌻
21.05.17: Дорогие наши игроки! АМС проекта решил ввести на форуме новую категорию: «Аман. Владения Валар и майар». Здесь все желающие смогут отыграть свое аманское прошлое (флэшбэком). Нолдор смогут сыграть Исход и не только, Мелькор — пленение и беседы с Намо. Валар и майар — отыграть свой уклад жизни и быта.
АМС показалось, что это может быть интересным и поэтому форум открывает позиции на новые «Роли». Ждем ваших анкет ;)
21.05.17: 🎈 АМС сердечно поздравляет Куруфинвэ Атаринкэ с Днем Рождения! 🎁 Мы желаем тебе огромного здоровья, удачи и творческих успехов! А еще оставаться таким же искусным мастером слова и дела! Мы очень рады, что ты с нами! 🎂
19.05.17: АМС спешит сообщить потенциальным игрокам и игрокам действующим о том, что мы приняли решение открыть Блоки.
Теперь Светлый и Тёмный Блоки открыты не только игрокам, но и аккаунту «Читатель». Поэтому все, кто так отчаянно пытались узнать, что же мы играем, теперь смогут это сделать и утолить своё поистине грандиозное любопытство ;)
Действующих же игроков мы еще раз поздравляем с этим событием — наш форум шёл к этому решению несколько лет! :3
18.04.17: Наступила полноценная весна, (у всех там снег растаял?) и наш форум сменил дизайн. АМС надеется, что всем игрокам он придется по вкусу! ❤

На наш проект нужны Первый, Второй и Третий дом: кто именно – смотрите во вкладке «Акции»., а так же нам нужны гномы и люди - на них у нас поистине грандиозные планы :)

В общем, если коротко и тезисно: нужны все!
Накормим печеньем, нальем контрабандную какавушку и вгрузим в увлекательные квесты.
Весна идет - игре дорогу!



Ринганарэ
610-987-677

Готен-Бау

faithiss

Лютиэн

614-437-569
star_flier
Партнеры

Царствие Иггрово Сайрон:  Dragon Age: Ante Bellum Quenta Noldolante  Колесо Времени: Пути Узора Олроф Альтернативное Средиземье ждет вас Once Upon a Time: kaleidoscope of tales The Elder Scrolls: On the Edge of Insanity NIMB&AMIK
Каталоги и счетчики
Игроков просим кликать на верхний баннер каждый день :)

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров

Эндор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эндор » Чертоги Намо Мандоса » Обращайся ко мне по званию


Обращайся ко мне по званию

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

О персонаже

1. Имя персонажа
Болдог (Boldog) чёр.нар – титул, на котором принято к нему обращаться, в связи с этим стало синонимом имени.
Кшагро́г чёр.нар – орочье имя.
Бубхош чёр.нар – прозвище, данное орками, переводится как «большой».
Рингар (Ringa) квенья – прозвище, означающее Холод/Холодный.
Рогфородрен синд. – прозвище, Демон Севера («rog» - демон и «forodren» - северный).
Файгон (Fayg) синд. – прозвище, Жаждущий.
Ми́лиахон синд. – старое прозвище, Ищущий Сердце («milya» – стремиться/желать и «hon» - сердце).
Телперинел квенья – имя, Серебряный Ручей («telperin» - серебряный, «nelle» - ручей).

2. Родственные связи, для неканонов - принадлежность к дому, вассалитет
Сын Илуватара. Брат всех Айнур. Слуга Мелькора. Один из предводителей орков Ангбанда.
3. Возраст персонажа
Существовал ещё до сотворения времени и мира, а потому исчислению не поддается.
4. Внешность персонажа
Что такое холод? Для одних - это метель и пурга, для других - злой ветер и сырость. Нечто невидимое, лишённое тепла, но страстно его жаждущее. Вихрь ледяных потоков, слитых воедино, которые нельзя увидеть, но можно почувствовать. Такова его душа, его мелодия и сердце его играет печальную унылую песнь, пульсируя ледяными волнами, превращающимися в центре в убийственных холод. И это его отпечаток, неповторимая подпись, которую может расслышать и почувствовать каждый из Айнур и всякий, кто достаточно сведущ в Музыке.
И образ его ныне вызывает печаль у каждого, кто когда-то знал его, ибо ранее он был прекрасен, как и полагается любому светлому духу. Было время, когда он носил серебро и облачался в тонкие, струящиеся ткани белого и синего цвета. Длинные мантии и свободные одежды сами по себе напоминали потоки воды – то струящиеся следом, мягко перетекая с места на место сочетаясь с его тихим кошачьим шагом, то словно бы стекали с него тяжёлыми потоками. Он был прекрасен лицом, светел и чист кожей, его длинные белоснежные волосы сияли словно дерево, покрытое лаком, а вечно грустные и задумчивые глаза напоминали о бездонных глубинах океана и не понять было, что в его душе – грусть или спокойствие. Улыбка у него была мягкой, бесконечно нежной и спокойной. И всё же крылось в нём какое-то беспокойство, он был словно терзаем какой-то мыслью или желанием, но до конца понятным никому, кроме него самого. Меж тем, он был очень высок и статен (более двух метров), тело его было крепко сложено. Порой он вплетал в волосы маленькие серебряные колокольчики или носил их на запястье, и тогда при шаге они тихо звенели, напоминая шелестение юного горного ручья. Он весь был водой – переменчивой и мягкой, обволакивающей и завораживающей, за ним, казалось, можно было наблюдать, не уставая.

Телперинел

https://pp.vk.me/c630920/v630920404/33c82/NMFEh_x0qpA.jpg
https://pp.vk.me/c630920/v630920404/33c68/17boeNIAES4.jpg

Но то время прошло. Ныне плавность его застыла, черты огрубели и весь он стал льдом – серым, неприветливым, холодным и лишь у немногих вызывающим желание любоваться им. Он всё ещё очень высок, когда является в образе эльфийском. Волосы его по-прежнему бывают белоснежны, но грубы, жёстки, хотя бывает так, что они остаются чёрными после переходя из орочьего в эльфийский облик. Так же, порой, его голову венчает пара рогов за которые он и получил прозвище - Демон Севера. Глаза светло-голубые и холодные, пугающие своей неестественностью. Любому заглянувшему в них кажется, что он смотрит в хорошо сделанные стеклянные болванки, и это навевает мысль о том, что за ними нет ничего живого, нет никакой души. Светлая кожа больше напоминает холодный жёсткий мрамор, а прекрасно сложенная, сильная плоть вечно холодна. Тонкие черты – острый подбородок, прямой нос, длинные ресницы, высокие скулы, всё это осталось на месте, всё узнаваемо, но вместе с тем лёгкие штрихи лишили его прежней красоты – углы заострились, вытянутое лицо похудело, кожа истончилась, изящный изгиб бровей навис над неживыми глазами в лёгком недовольстве и бледные губы вечно поджимаются, превращаясь в тонкую розовую нить, лишь подтверждая вечное недовольство чем-то. Да, красота его осталась, есть ещё внешний признак былого, но он - что яркие цветные искры, которые порой отбрасывают снежинки, и не каждый способен разглядеть их и восхититься. Слишком много холода вокруг. В сравнении с тем, что было, он кажется больным. Но вместе с тем тело его стало крепче и больше, испортив тонкий баланс силы и изящества. Длинные пальцы узловаты и наводят на мысль о железном капкане. Движений он делает минимум – вода застыла, она не хочет более никакого движения, а если двигается, то максимально коротко и эффективно – в каждом жесте, в каждом шаге, в каждом движении есть необходимость, если нет – он предпочтёт стоять, как скала. Голос его невысок и напоминает завывание ветра – повышается, когда нужно, но не превращается в женский визг, а воет, словно волк, то опускается – но не шипит, а шелестит, когда что-то из этого нужно. Обычно говорит он негромко, но чётко, и его всегда слышно. Быть с ним рядом мало кому приятно – ибо он источает холод и вселяет мысли о нём одним своим видом. Одежды по-прежнему свободны и отделаны серебром и белыми нитями, но отныне темны как у носящего траур и выражение лица лишь подчёркивает видимость скорби. Его недовольство, его разочарованность, гнев и скорбь – чувства не яркие, а лишь тени, но их всегда улавливаешь, чувствуешь, и они стали чем-то привычным и естественным для окружающих, хотя часто смущают тех, кому приходится с ним общаться, особенно когда они ниже рангом. Вместе с тем, в нём чувствуется и непоколебимое спокойствие. Кажется, что ни одно слово не может задеть его, ибо он слишком разочарован в этом мире. Но стоит речи зайти об эльфах, стоит встретить их на поле брани, и он меняется, вытаскивая наружу столь жаркие гнев и ненависть, столь глубокую и яростную обиду, которая заставляет его кипеть, превращаясь в пар, и тогда он начинает выглядеть по-настоящему страшно, точно зверь, оскаливший клыки и готовый убивать.

Рогфородрен

https://pp.vk.me/c630920/v630920404/33cbb/P2nwTVdCAFM.jpg
https://pp.vk.me/c630920/v630920404/33c8b/5PitzN_qXBU.jpg

Орчий же облик переполнен физической силой. Не только за рост его прозвали большим, но и за мощное тело, бугрящееся от мышц, но не лишённое сверхъестественной ловкости и скорости. Глаза его, обычно холодные, в орочем облике горят чернотой. Волосы чёрные, толстые и блестящие напоминают смоль, обычно стянуты в низкий или высокий хвост. Грация движений при этом не меняется. Кожа у него смуглая с бронзовым отливом, толстая. В облике этом носит тяжёлые грубые орочьи одежды и если не знать и не слышать, кто он, то отделить его от прочих орков, заподозрить в нём Айну, попросту невозможно - так хорошо сидит на нём «костюм».

Кшагро́г

https://pp.vk.me/c630920/v630920404/33c5f/DQ6WZMYc0R8.jpg

5. Характер персонажа
Само спокойствие и разочарование.
Он склонен смотреть на окружающих как огромный айзберг. Говоришь ты ему что-то, а он тебя слушает-слушает и, кажется, понимает, но слова твои ему глубоко безразличны или же его разочарованное выражение лица наводит на мысли о том, что ты несёшь какую-то чушь. Но он слушает и слушает. Из вежливости…. Что нередко вызывает замешательство у подчинённых. Увы, эту манеру не каждый может понять, и она способна вызвать раздражение, ведь это так похоже на самовлюблённость и высокомерие! Смотря на него такого, кажется, что впечатлить его сможет разве что весело скачущий по цветочной поляне Мелькор, в одном только венке из белых ромашек.
Да и будешь ли ты весёлым если всё, во что ты свято верил и чего держался десятками тысяч лет, оказалось гнилой тряпкой, а ты сам – наивным идиотом, верящим в то, что гниль – это золото? Не удивительно, что он избегает воспоминаний о прошлом – для него это болезненная тема, вызывающая стыд. Эльфы, а также творения их рук и разума, вызывают в нём гнев и отвращение, которые он с радостью обрушивает на врагов на поле боя. Даже находиться в одном помещении с пленными ему крайне неприятно. Таит в душе глубочайшее призрение и разочарование к Валар и превозносит Владыку Севера. Из Валар более всего опасается своего бывшего Владыку – Ульмо, схожее чувство трепета вызывают у него Мелькор и Саурон. К остальным же своим начальникам относиться спокойно, хотя сила всегда вызывала в нём толику уважения к его обладатели – если только тот не лишён ума. Хе-хе-хе… И пусть он доволен нынешним положением дел, подобный «перелом» оставил на нём глубокий шрам, проявляющийся подобным образом.
Однако, этот заклинатель льдов далеко не так холоден, как может показаться на вид или наощупь. Он целеустремлён, и его смелость порой граничит с дерзостью, но дерзость эта идёт не от глупости, но от уверенности в собственных силах. Можно ли сказать, что последнего у него с излишком? А стал бы он предводителем орков, если каждое второе слово не имело за собой ничего? К тому же он не лишён чувства границ и дистанции, хотя и способен в некоторых случаях подойти к краю весьма уверенно можно сказать что этот больдог своё место знает. В делах он, как и в движениях, стремится избегать бессмысленных действий и бережливо относится ко времени. Ответственен и исполнителен, стремится достигнуть поставленных целей, не слишком стесняя себя методами.
Проявляет интерес к различного рода физическим удовольствиям – еде, прикосновениям, удобным вещам. Но более всего ценит жар. Подобно холодному воздуху, тянущемуся к теплу, дабы согреться, он тянется ко всему, что источает жар, но, увы, его ледяная природа не даёт ему согреться и губит то теплое, что оказывается в его власти.
Благосклонно относится к оркам, они будят отголоски тех чувств, что он когда-то испытывал к Детям – интерес, покровительство, заботу. Всё то немногое хорошее, что в нём ещё осталось, хотя былых восторгов уже не испытывает.
6. Биография персонажа
Звучала Музыка. Это была прекрасная Музыка. В ней была вся красота этого мира. Затем она смутилась, в ней зазвучали новые мотивы, родились новые мысли. В них был весь ужас этого мира. И началась битва, из которой родилась Арда…
Он был там, он слышал голос Тёмного Валы и стоял не так далеко от него, но Песнь свою не оставил, пытаясь поддержать рождённую вначале прекрасную гармонию. Он искренне верил, что так и нужно, но в сердце своём смутился и смущение это носил с собой долгие тысячелетия, обольщённый несколькими нотами вражеской мелодии.
Когда родилась Арда, он присоединился к Ульмо и стал духом воды, рек, озёр. Приняв облик огромного змея, он трудился на севере Средиземья, прокладывая тропы для подземных рек, помогая пробиться на поверхность молодым ручьям, сливал их воедино, прокладывая путь для бурных рек и копал глубокие рвы для спокойных и тихих озёр. И в свою незамысловатую, рутинную и монотонную работу майа вкладывал всего себя, он любил своё дело как возлюбленную и был счастлив трудиться.
Он тотчас же полюбил зверей, что приходили на водопои, - пить ту воду, что он привёл к ним из земель морозного севера, наслаждаясь её сладостью и прохладой. И с удовольствием принимал образ то лани, то птицы, то лесного кота, пытаясь понять, как и чем они живут. Увидеть мир их глазами. В то время счастье его помножилось многократно, и любовь его к миру стала такой, словно до этого он жил несчастливым и не любившим, и казалось ему, что большей радости быть уже не может. Но затем пришли Дети и затмили собой всё прочее, что знал он, став центром его внимания, смыслом жизни для него стал долг по их защите. Так же, как и со зверьми, он любил принимать облик эльфов и ходить среди них или возле них, прикидываясь лесным созданием. Так же, как со зверьми, он пытался познать, чем живут они и чем дышат. Они были идеалом для него, он без страха и оглядки вознёс их на божественную высоту, не задумываясь над тем, что будет, если они упадут. Ведь идеальное не может оступиться. Но идеалом они не были…
Однако, прежде Мелькор возжелал уничтожить труды Валар и майар. Телперинел сражался яростно, он был отважен, и никто не мог бы упрекнуть его в нехватке доблести и стараний, но всё же Средиземье было отдано на откуп Тёмному Вале, и все труды, в которые майа вложил себя, оказались в руках врага. Велика была тогда его печаль, он много тосковал по землям, ставшими ему домом, по тем камням, по которым бежали реки, по той земле, сквозь которую проходила вода, по пению любимых ручьев, и не мог он более любоваться раскидистым узором рек, которые так старательно сплетал в замысловатые узоры. Всё, что сделал он, всё, ради чего трудился, осталось там, вдали, окутанное мраком.
Но Дети были его счастьем, лучиком тепла и надежды. Он рад был их появлению в Валиноре, рад был их близости и любил ходить среди них, присоединяясь к их веселью и пенью. Но в то время в его глазах уже поселилась грусть о потерянном, и многим он казался печальным, ибо часть его навсегда осталась в Средиземье. Как сила, время, душа, сама плоть и кровь остаётся в творениях кузнеца, так и он тёк по Средиземью и пусть не владел более свои трудом и не видел его, всё равно словно бы был там своей частью, и часть эта неизменно жаждала воссоединения. Порой случалось так, что он в тоске тайно возвращался в покинутый край и, будучи ниже травы и тише воды, крался в сумрачных лесах и слушал свои реки. И чувствовал, что дом его здесь, а не в Валиноре. И всё же не покидал его, ибо знал, что его место с Детьми Илуватара, и они единственные унимали его тоску. Но порой он злился на Валар, ибо те не просто сделали бессмысленными труды его, но отдали их врагу.
Томимый приливом этих мыслей, он подолгу оставался в печали и много думал над тем, как можно было бы изгнать врага с севера. Он делился своими мыслями, выискивая тех, кто готов был выслушать и принять его сторону, но, увы, Валар оставались глухи. Боясь навредить созданному миру, они более не хотели войны и, злой, он всё чаще начинал задаваться вопросом «а не слабость ли говорит в них?». В то время его стали звать Милиахоном, ибо он всё больше и больше бродил среди эльфов, словно пытался найти там своё место, но никак не мог этого сделать.
Когда же Враг Мира был пленён, Телперинел был уверен, что в Средиземье, наконец, наступит расцвет. Но никто не спешил возвращаться в те дремучие земли и не хотел очищать их от скверны, и это была самое болезненное разочарование, которое причинили ему Валар. На всё, что происходило после этого, водный дух взирал с толикой безразличия – даже Мелькор, позже обретший свободу, не казался ему более гнусным и подлым. Всё своё внимание он сосредоточил на Детях, стремясь помогать им по мере своих сил и учить.
Когда же Унголианта погрузила свои клыки в священные Древа и осушила озёра, майа вместе с остальными погрузился в великую и долгую скорбь, от которой его разбудила лишь резня, устроенная Феанором. Для майа, превозносившего эльфов и считавшего их идеальными созданиями, ставившим их даже выше чем Валар – это было сильнейшее потрясение. Произошло своеобразное падение кумира, сопровождавшееся сильнейшим психологическом потрясением и переход от обожания к ненависти.
Здесь-то и началось падение светлого духа. Случившееся стало для Милиахона величайшим из потрясений. Как могли они, идеальные, сотворить столь ужасную вещь? Вновь и вновь он спрашивал себя об этом, но происходящее не могло уложиться в его голове. Те, кто были так опрометчиво возложены им на самую вершину, рухнули вниз, пробудив в нём глубочайшее отвращение и злобу, стали чем-то гораздо худшим, чем зло, с которым он обязан был бороться. Его натура, полная любви и сострадания, разочарованная бездействием Валар, оказалась сломана, точно сухая ветвь. Великие правители Валинора вызывали в нём всё больше и большее презрения, он не понимал, почему они бездействуют, ведь в его глазах силой и числом они превосходили врага. Мелькор же, напротив, казался ему смелым и сильным, ведь каждый раз он с завидным упорством поднимался после поражения и шёл к своей цели. И вспомнил тогда он ту Песнь, что слышал целую вечность назад, когда стояли они перед Илуаватаром, и тёмные ноты пробудились в нём, и всё больше и больше он прислушивался к их звучанию. И стал спрашивать себя, что он делает здесь? Труды его не оказались нужны Валар, Дети, коих он чтил, оказались хуже грязи, а тот, кого он считал врагом, казался единственным бесстрашным и деятельным из всех Валар. Думы его помутились, Бессмертные Земли стали ему противны, и он покинул своих, удалившись на север, в негостеприимные земли Хэлкараксэ.
Там, в ледяной мгле, среди непрекращающихся вьюг и бесконечных ледяных пустынь, он думал, пытаясь найти смирение, но чем больше он думал, тем сильнее искажалось его виденье. Оплакивая прошлое, он прошёл через безумие и переродился новым существом без имени. Песнь его изменилась до неузнаваемости, впитав в себя холод и разочарование, и ему больше не было места среди духов, которых считали «светлыми». Он вернулся в свой настоящий дом – Средиземье и приклонил колени перед Тёмным Валой, прося принять его. Произошло это ещё до прихода нолдор в Средиземье.
Доказав свою решимость и преданность на деле, он прижился в Ангбанде. Внимание его почти сразу привлеки орки – искажённые создания Тёмного Господина, они будили в нём тень того живого интереса, который он испытывал к Детям. С течением времени ему удалось подняться до звания Больдога, в коем и прибывает ныне.
7. Навыки и умения персонажа
Принадлежит к духам воды и умеет манипулировать всеми её формами, но проявляет себя преимущественно через лёд. Также в совершенство освоил Песнь холода. Заклинает северные ветры, рождает вьюги и метели, возводит ледяные стены, замораживает воду, землю и живых существ. Но к проявлениям силы относится с осторожностью и не использует магию без крайней нужды, опасаясь растерять силу и оказаться ненужным. Вследствие чего сохранил львиную долю силы, и его можно назвать достаточно сильным духом.
Подобно всем Айнур, способен принять любой облик.
Осанвэ и аванирэ.
В прошлом прокладывал реки, умеет работать с землей. Без особых проблем дробит камни, создаёт рвы и тоннели.
Освоил большое количество различного вооружения. Умеет носить все три вида доспехов. Ездит верхом. Может драться на кулаках.
За долгие сотни лет военных действий примерил на себя все военные роли – рядовой солдат, разведчик, диверсант и т.д. Ходил под чужим командованием и сам планировал военные действия. Тактик и стратег. Так же имел опыт картографа.
Знаком со всеми эльфийскими языками и чёрным наречием.
Поёт, танцует и играет практически на всех музыкальных инструментах.
8. Инвентарь
В эльфийском облике чаще всего в бою появляется в средних доспехах из серой стали и тёмно-синим плащом. Реже в лёгких  и тяжёлых. Первые два носиться со шлемом-маской хранящем безразличное выражение.
В орочьем облике так же носит три комплекта доспехов: тяжёлые, средние и лёгкие но они мало чем внешне отличаются от стандартных орочьих доспехов и в бою командира отряда «не палят», отличие у них скорее внутреннее – качество стали, ткани и кожи ощутимо выше, что обеспечивает дополнительную защиту.
Соответственно имеется орочий комплект оружия и эльфийский. Отдельно можно выделить небольшой клинок, который майа вечно прячет то в сапоге, то за шиворотом, то за пазухой то ещё, в зависимости от ситуации.
Из оружия так же сделает отметить золотистый меч и ножны – довольно необычные, на вид и из дали может показаться, что они сделаны из какого-то хлама, на деле же это справ небольших трофеев который майа собрал с тел убитых им командиров и опытных воинов. Не смотря на специфичность по качеству не уступает остальному вооружение и обмундированию.
Небольшая коллекция эльфийских черепов коих обычно бывает от семи до шестнадцати, ибо в плохом настроении Больдог порой вымещает на них злобу. Располагается она в рабочем кабинете в шкафу на уровне глаз, хотя некоторые черепа можно заметить в других комнатах приспособленные под самые различные нужды: в виде украшения, подсвечника, подпорки для книги и т.п.
Но черепа не самый ужасный трофей из тех, что он собирает с тел убитых, к ним так же относиться кожа. Большинство книг которые храниться в его кабинете и свитков сделаны из принесённой им эльфийской кожи, а также этот материал возникает и в элементах его одежды - сапоги, перчатки либо же отделка.
Обитает майар со всем его добром на тридцать первом северном створчатом ярусе, откуда открывается прекрасный вид на Хэлкараксе (по его личному убеждению), в нескольких объединённых между собой комнатах. Помимо указанного там имеется большое количество мелких личных вещей, коих множество. Сюда относиться как одежда, так и предметы личной гигиены, всё необходимое для работы, мебель и т.п.
9. Пробный пост

«Factum non fabula: Север глазами светлого майа»

«Мы не враги тебе, откройся нам»

     Едва ли то, во что он переродился, можно было назвать приятным. Полный сухого гнева и призрения, майа желал лишь одного – отомстить тем, кто причинил ему эту страшную боль, заставить их испытать её, прочувствовать всю глубину его разочарования и призрения. Он страстно жаждал агонии и смерти целого народа и был не против служить кому угодно и делать для него что угодно, лишь бы их цели совпадали и даровали ему новые возможности в её достижении, лишь бы это дало ему шанс размозжить как можно больше эльфийских голов. Но Мелькор - это не «кто-то»…
    За время, которое он провёл в Хэлкараксэ, томимый думами и терзаемый безумием, образ Тёмного Валы вызывал в нём всё больше и больше восхищения. На Западе он был чем-то ужасным – разрушителем Светильников, смутьяном, портившим Песнь, душегубом, уничтожившим Священные Древа. Его подвиги поражали своим безумством, масштабностью и отвратительностью. Но он был деятелем, он не сидел день и ночь на своём троне занимаясь самолюбованием и заставляя других восхищаться им. Это нравилось Рингару. Однако, ключевым моментом было то, что он воевал против эльфов. И всё-таки майа не был готов ко встрече с ним, Мелькор оказался… На самом деле он не мог сформулировать того чувства, которое вызвал в нём Тёмный Вала. Определённо можно было сказать лишь одно – не таким он его себе представлял. Возможно позже, с течением времени, когда мысли улягутся, и он разберётся в своих ощущениях, Рингар скажет, что именно так его… поразило? Озадачило? Удивило? Впечатлило? Но уж точно не сейчас… К тому же его слова… Его Музыка – то чудо, что породило снег, в её вихре можно было разглядеть саму суть холода, и он готов был просто слушать её часами.
    Да… она звучала здесь – лилась вдоль стен и коридоров невидимым потоком. Предоставленный самому себе, получивший время на размышление и обдумывание услышанного, он поначалу не искал общества. Опускаясь в мрачные глубины Ангбада или поднимаясь на покрытые снегом просторные балконы, он просто слушал Музыку, наполняющую крепость, пытаясь выцепить из неё Песнь самого Владыки и ещё глубже постичь суть холода. Это странное действо и сопровождавшее его одиночество приносило ему удовольствие. Касательно этого стоит отметить, что окружающие заметили за ним эту тенденцию и некоторые весьма чутко реагировали на его желание побить в одиночестве – что, впрочем, не вызвало у него никаких особых чувств на тот момент, а было лишь сухой констатацией. Но и в полной изоляции его не стали оставлять.
    Он предполагал что к нему приставят соглядатая или запрут на время в темнице – чтобы не совал свой нос куда не следует, но когда этого не произошло он ожидал навязчивости со стороны местных обитателей, так что возникновение кого-либо из майа или майэ, желающих с ним поговорить или вовлечь в какую-то деятельность, его совершенно не удивляло. Скорее он ожидал куда большей навязчивости с их стороны. Но суть даже не в этом, суть в том, как они это делали. Некоторым из них действительно было просто любопытно, другие стремились рассказать ему об истинном севере, говорили о том, как оказались здесь впервые и прочему пришли, о том, как живут здесь и какие законы – гласные и негласные – действуют в этих землях, предлагали показать ему замок, попутно рассказывали последние новости (из тех, что дозволено было слышать майа в его ситуации), говорили о себе. Файгон, не видевший ни уловки, ни фальши, но подозревавший об их наличии, вероятно казался северянам диковатым и… забавным. Замкнутый, мрачный, вечно погружённый в свои мысли и преследующий простую и прозрачную цель – истреблять эльфов – он вызывал у некоторых желание теребить, беспокоить и втягивать в долгие разговоры, на которые, однако, отвечал не раздражением, а спокойствием. Некоторым это даже пришлось по вкусу.
    В то время в нём так же боролись два противоречивых чувства – с одной стороны ему хотелось проверить, не набрасывают ли ему пелену на глаза, правда ли то, что он видит и слышит или же просто очередная хитрая уловка. С другой – он не чувствовал себя в праве проверять тех, к кому сам же и пришёл – это было грубо и могло оскорбить хозяина, а добиваться поставленной им цели в одиночку было практически невозможно.
    Так и шли отпущенные ему дни, когда он бродил по твердыне то ли смешной, то ли диковатый, не ищущий ни чьего общества, но в то же время никого от себя не прогоняя. В нём как-то с ходу пробудили интерес орки – а на тот момент хоть какие-то проявленное им чувство воспринималось как целый фонтан эмоций, до такой степени сдержанным он казался – заинтересовавшийся этим удивительным трудом он любил наблюдать за их слаженной работой, поведением и общением, при этом стараясь оставаться незамеченным, хотя сам не решался заводить с кем-то из них разговор. И как-то раз за таким наблюдением он осознал, почему так много времени ему было дано перед произнесением Клятвы. Наблюдая за тем, как слаженно работают у стен замка эти удивительные сознания, оглянувшись назад – на то как говорили с ним, - на то, что он видел и слышал, он осознал, что в этом нет никакой фальши. И впервые увидел Север, он был здесь, перед ним, как на ладони – дружно работающие внизу орки были его малой частью, но в то же время были им всем. Куда не глянь он видел эту сплочённость и не важно было о ком шла речь – об орке, о майар, о начальниках или чернорабочих. Затем он вспомнил слова Валар, слова «светлых», свои собственные думы, опыт, приобретённый в бою и общении с пленными, и осознал, что всё это мало походило на реальность. Северяне были… другими. Он не мог пока сказать ни «лучше», ни «хуже», не мог решить в чём именно это «лучше» или «хуже» выражается и чего больше для него будет в этом месте – плохого или хорошего. Но глаза его в этот миг словно раскрылись, а разум пробудился. Север не мог стать для него простым способом достижения цели, здесь не было место такому майа и те, кто общались с ним, не шпионили и не лгали, а хотели помочь ему осознать свою ошибку. Дав Клятву он обязуется стать частью этой… семьи и не факт ещё что семья захочет принять Клятву такого как он. А так же он осознал, что ему следует сделать.
    Отбросив свою пассивность он впервые принялся сам завязывать разговор, принялся задавать вопросы, не таясь наблюдал за жителями Ангбада, стремясь понять, что, кто, где и как здесь работает. С того момента он стремился узнать о Севере всё, что ему было дозволено. С охотой упрочнял имеющиеся знакомства и завести новые, ходил среди орков, стремясь понять этих грубоватых, но удивительных созданий, стремился понять, каково быть одним из северян. И давая Клятву обещал служить не в замен на возможность биться с эльфами, а желая быть одним из жителей Севера…

10. Принадлежность к блоку
Тёмный Блок
11. Ключ

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Об игроке
1. Связь с вами скайп: grey_stryga, аська: 440449763.
2. Опыт в текстовых играх 7-10 лет, не помню точно, когда начал.
3. Знание канона Хоббит, ВК, Сильмарилион недосчитан + все фильмы и опыт игры на ролевой по данной тематике.
4. Как часто сможете появляться в игре 1 в 5-7 дней минимум, без ЧП и со стабильным реалом.
5. Есть ли еще персонажи на нашей игре
Нет
6. Как вы нас нашли
Лесная принцесса позвала

Отредактировано Болдог (22-06-2016 00:49:50)

0

2

От меня вопросов нет.
ОДОБРЕНО.

0

3

ОДОБРЕНО.

0

4

В порядке исключения, пробный пост и вердикт буду выносить только я.

Итак, тема пробного поста: «Factum non fabula: Север глазами светлого майа».
То есть, Ваш персонаж только-только пришел на Север, поговорил с Валой и осматривается. Промежуток до Клятвы Северу. Мысли персонажа о том, какой он - Север? Как разнится и разнится ли представление о Севере и реальность? Какие мысли, эмоции это вызывает? Что персонаж думает об обитателях Твердыни, с коими уже столкнулся и за коими наблюдает перед тем, как дать Клятву?

Удачи.

0

5

«Мы не враги тебе, откройся нам»

    Едва ли то, во что он переродился, можно было назвать приятным. Полный сухого гнева и призрения, майа желал лишь одного – отомстить тем, кто причинил ему эту страшную боль, заставить их испытать её, прочувствовать всю глубину его разочарования и призрения. Он страстно жаждал агонии и смерти целого народа и был не против служить кому угодно и делать для него что угодно, лишь бы их цели совпадали и даровали ему новые возможности в её достижении, лишь бы это дало ему шанс размозжить как можно больше эльфийских голов. Но Мелькор - это не «кто-то»…
    За время, которое он провёл в Хэлкараксэ, томимый думами и терзаемый безумием, образ Тёмного Валы вызывал в нём всё больше и больше восхищения. На Западе он был чем-то ужасным – разрушителем Светильников, смутьяном, портившим Песнь, душегубом, уничтожившим Священные Древа. Его подвиги поражали своим безумством, масштабностью и отвратительностью. Но он был деятелем, он не сидел день и ночь на своём троне занимаясь самолюбованием и заставляя других восхищаться им. Это нравилось Рингару. Однако, ключевым моментом было то, что он воевал против эльфов. И всё-таки майа не был готов ко встрече с ним, Мелькор оказался… На самом деле он не мог сформулировать того чувства, которое вызвал в нём Тёмный Вала. Определённо можно было сказать лишь одно – не таким он его себе представлял. Возможно позже, с течением времени, когда мысли улягутся, и он разберётся в своих ощущениях, Рингар скажет, что именно так его… поразило? Озадачило? Удивило? Впечатлило? Но уж точно не сейчас… К тому же его слова… Его Музыка – то чудо, что породило снег, в её вихре можно было разглядеть саму суть холода, и он готов был просто слушать её часами.
    Да… она звучала здесь – лилась вдоль стен и коридоров невидимым потоком. Предоставленный самому себе, получивший время на размышление и обдумывание услышанного, он поначалу не искал общества. Опускаясь в мрачные глубины Ангбада или поднимаясь на покрытые снегом просторные балконы, он просто слушал Музыку, наполняющую крепость, пытаясь выцепить из неё Песнь самого Владыки и ещё глубже постичь суть холода. Это странное действо и сопровождавшее его одиночество приносило ему удовольствие. Касательно этого стоит отметить, что окружающие заметили за ним эту тенденцию и некоторые весьма чутко реагировали на его желание побить в одиночестве – что, впрочем, не вызвало у него никаких особых чувств на тот момент, а было лишь сухой констатацией. Но и в полной изоляции его не стали оставлять.
    Он предполагал что к нему приставят соглядатая или запрут на время в темнице – чтобы не совал свой нос куда не следует, но когда этого не произошло он ожидал навязчивости со стороны местных обитателей, так что возникновение кого-либо из майа или майэ, желающих с ним поговорить или вовлечь в какую-то деятельность, его совершенно не удивляло. Скорее он ожидал куда большей навязчивости с их стороны. Но суть даже не в этом, суть в том, как они это делали. Некоторым из них действительно было просто любопытно, другие стремились рассказать ему об истинном севере, говорили о том, как оказались здесь впервые и прочему пришли, о том, как живут здесь и какие законы – гласные и негласные – действуют в этих землях, предлагали показать ему замок, попутно рассказывали последние новости (из тех, что дозволено было слышать майа в его ситуации), говорили о себе. Файгон, не видевший ни уловки, ни фальши, но подозревавший об их наличии, вероятно казался северянам диковатым и… забавным. Замкнутый, мрачный, вечно погружённый в свои мысли и преследующий простую и прозрачную цель – истреблять эльфов – он вызывал у некоторых желание теребить, беспокоить и втягивать в долгие разговоры, на которые, однако, отвечал не раздражением, а спокойствием. Некоторым это даже пришлось по вкусу.
    В то время в нём так же боролись два противоречивых чувства – с одной стороны ему хотелось проверить, не набрасывают ли ему пелену на глаза, правда ли то, что он видит и слышит или же просто очередная хитрая уловка. С другой – он не чувствовал себя в праве проверять тех, к кому сам же и пришёл – это было грубо и могло оскорбить хозяина, а добиваться поставленной им цели в одиночку было практически невозможно.
    Так и шли отпущенные ему дни, когда он бродил по твердыне то ли смешной, то ли диковатый, не ищущий ни чьего общества, но в то же время никого от себя не прогоняя. В нём как-то с ходу пробудили интерес орки – а на тот момент хоть какие-то проявленное им чувство воспринималось как целый фонтан эмоций, до такой степени сдержанным он казался – заинтересовавшийся этим удивительным трудом он любил наблюдать за их слаженной работой, поведением и общением, при этом стараясь оставаться незамеченным, хотя сам не решался заводить с кем-то из них разговор. И как-то раз за таким наблюдением он осознал, почему так много времени ему было дано перед произнесением Клятвы. Наблюдая за тем, как слаженно работают у стен замка эти удивительные сознания, оглянувшись назад – на то как говорили с ним, - на то, что он видел и слышал, он осознал, что в этом нет никакой фальши. И впервые увидел Север, он был здесь, перед ним, как на ладони – дружно работающие внизу орки были его малой частью, но в то же время были им всем. Куда не глянь он видел эту сплочённость и не важно было о ком шла речь – об орке, о майар, о начальниках или чернорабочих. Затем он вспомнил слова Валар, слова «светлых», свои собственные думы, опыт, приобретённый в бою и общении с пленными, и осознал, что всё это мало походило на реальность. Северяне были… другими. Он не мог пока сказать ни «лучше», ни «хуже», не мог решить в чём именно это «лучше» или «хуже» выражается и чего больше для него будет в этом месте – плохого или хорошего. Но глаза его в этот миг словно раскрылись, а разум пробудился. Север не мог стать для него простым способом достижения цели, здесь не было место такому майа и те, кто общались с ним, не шпионили и не лгали, а хотели помочь ему осознать свою ошибку. Дав Клятву он обязуется стать частью этой… семьи и не факт ещё что семья захочет принять Клятву такого как он. А так же он осознал, что ему следует сделать.
    Отбросив свою пассивность он впервые принялся сам завязывать разговор, принялся задавать вопросы, не таясь наблюдал за жителями Ангбада, стремясь понять, что, кто, где и как здесь работает. С того момента он стремился узнать о Севере всё, что ему было дозволено. С охотой упрочнял имеющиеся знакомства и завести новые, ходил среди орков, стремясь понять этих грубоватых, но удивительных созданий, стремился понять, каково быть одним из северян. И давая Клятву обещал служить не в замен на возможность биться с эльфами, а желая быть одним из жителей Севера…

Отредактировано Болдог (22-06-2016 00:47:57)

0

6

Болдог,  отлично!

ОДОБРЕНО.

0

7

Добро пожаловать в начало Первой Эпохи Эндорэ! Мы рады приветствовать Вас в нашей игре.
Освоиться со структурой форума Вам поможет КАРТА.
Для завершения регистрации Вам необходимо ознакомиться с нашими ПРАВИЛАМИ и ДОПОЛНЕНИЯМИ к ним. В данных темах необходимо отписаться.
"Лицо" игрока, это его профиль, с оформлением которого Вам помогут прочие игроки и члены АМС: подобрать АВАТАР, оформить СТАТУС или подкорректировать ник.
Администрация с радостью ответит на все Ваши ВОПРОСЫ.
Найти партнера по игре, узнать последние новости и сплетни форума и просто пообщаться - для этого в режиме 24/7 работает наш ТРАКТИР.

0


Вы здесь » Эндор » Чертоги Намо Мандоса » Обращайся ко мне по званию


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC