Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Добро пожаловать на ФРПГ “Эндорэ: Новая история”!

Мы рады приветствовать тебя на нашем проекте по Первой Эпохе и будем вдвойне рады, если ты останешься с нами надолго, внеся свою лепту в историю Арды.

Концепция нашего форума: “Неканон со свободным сюжетом”.
Подробнее об этом можно прочесть «ЗДЕСЬ».

Система игры: локационно-эпизодическая.
Мастеринг: смешанный.

Также стоит учесть, что форум имеет рейтинг 18+.
Если тебе уже есть 18 лет и тебе интересно, что мы играем, ты можешь воспользоваться аккаунтом “Профиль читателя”.

В общем думай, решайся и жми “Игровой старт”!
Будет интересно ;)

05.12.17: Дорогие игроки! Форум постепенно оживает и готов к новому витку сюжетных линий! Все, кто так страстно ждали возобновления — вы почти дождались. А те, кто не менее страстно ждали иного — не дождетесь ;) АМС проекта в течении месяца вернется в полном составе и вновь устроит очередной кипишь. All you ready? :) 💥
07.07.17: 📌 Дорогие игроки и гости проекта! Наш форум временно уходит в «спячку» 💤 в виду того, что у большинства игроков началось лето 🔥 и сплошные поездки. Игра переходит в вялотекущий режим (т. е. играем, но очень меееедленно 🐌). Мы не закрылись и не «умерли». Для нашего проекта это нормальная практика и совсем скоро форум вновь станет активным. АМС желает всем прекрасного отпуска и отдыха! До встречи здесь! 😜
24.06.17: 🎉 АМС спешит поздравить Нэниэль с Днем Рождения! 🎀 Мы желаем тебе счастья, успехов и огромного океана здоровья! Оставайся такой же красивой и милой всегда, а мироздание обязательно будет улыбаться в ответ :) 🌻
21.05.17: Дорогие наши игроки! АМС проекта решил ввести на форуме новую категорию: «Аман. Владения Валар и майар». Здесь все желающие смогут отыграть свое аманское прошлое (флэшбэком). Нолдор смогут сыграть Исход и не только, Мелькор — пленение и беседы с Намо. Валар и майар — отыграть свой уклад жизни и быта.
АМС показалось, что это может быть интересным и поэтому форум открывает позиции на новые «Роли». Ждем ваших анкет ;)
21.05.17: 🎈 АМС сердечно поздравляет Куруфинвэ Атаринкэ с Днем Рождения! 🎁 Мы желаем тебе огромного здоровья, удачи и творческих успехов! А еще оставаться таким же искусным мастером слова и дела! Мы очень рады, что ты с нами! 🎂
19.05.17: АМС спешит сообщить потенциальным игрокам и игрокам действующим о том, что мы приняли решение открыть Блоки.
Теперь Светлый и Тёмный Блоки открыты не только игрокам, но и аккаунту «Читатель». Поэтому все, кто так отчаянно пытались узнать, что же мы играем, теперь смогут это сделать и утолить своё поистине грандиозное любопытство ;)
Действующих же игроков мы еще раз поздравляем с этим событием — наш форум шёл к этому решению несколько лет! :3
18.04.17: Наступила полноценная весна, (у всех там снег растаял?) и наш форум сменил дизайн. АМС надеется, что всем игрокам он придется по вкусу! ❤

На наш проект нужны Первый, Второй и Третий дом: кто именно – смотрите во вкладке «Акции»., а так же нам нужны гномы и люди - на них у нас поистине грандиозные планы :)

В общем, если коротко и тезисно: нужны все!
Накормим печеньем, нальем контрабандную какавушку и вгрузим в увлекательные квесты.
Весна идет - игре дорогу!



Ринганарэ
610-987-677

Готен-Бау

faithiss

Лютиэн

614-437-569
star_flier
Партнеры

Царствие Иггрово Сайрон:  Dragon Age: Ante Bellum Quenta Noldolante  Колесо Времени: Пути Узора Олроф Альтернативное Средиземье ждет вас Once Upon a Time: kaleidoscope of tales The Elder Scrolls: On the Edge of Insanity NIMB&AMIK
Каталоги и счетчики
Игроков просим кликать на верхний баннер каждый день :)

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров

Эндор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эндор » Архив отыгрышей Тёмного Блока » Perfer et obdura! 5 год СиЛ, середина лета


Perfer et obdura! 5 год СиЛ, середина лета

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Годы: 5-й год Солнца, середина лета.
События: проверка блокпостов вдоль спорной территории, вооружённое нападение на границе Ладроса, встреча Болдога с Куалмэ.
Действующие лица: Болдог, Куалмэ.
Предшествующие события: начало игры для обоих.
Предшествующая тема:
Соответствие канону: в каноне не упоминается.
Соответствие игровому моменту: настоящее.

Теги: 5 год Солнца,лето,середина лета,Ард-Гален,Приграничье,спорные территории,ТБ,Темный Блок

Отредактировано Лютиэн (22-06-2016 02:27:25)

0

2

    Ночь выдалась тёплой, безлунной и ласковой, сухой воздух был полон мягкого и горьковатого аромата леса и прелой листвы которые доносил до них южный ветер. Болдог не считал такую погоду хорошей, точнее даже так – она ему не нравилась, хотя для дела была довольно выгодной. К тому же, сегодня для этих мест было довольно жарко, и если днём этот факт ещё более или менее смягчал генерала, грея его и физически, и душевно, то к ночи, когда температура упала и более не могла радовать фана, его молчаливая разочарованность установившейся погодой стала практически абсолютной.
    Но, как отмечалось, для дела была выгодна.
    А дело у них было важное и выполнено оно должно было точно в срок. Такая ответственная миссия как проверка блокпостов и укреплений, выстроенных вдоль спорной территории, может звучала, выглядела, да и была не слишком-то солидной и увлекательной, но важности задания ничуть не умаляла. Довольно упомянуть то, что обычно этим лично занимался сам Главком, но в этот раз, обстоятельства сложились иначе и данное дело легло на плечи его генерала, подошедшего к вопросу со всей возможной тщательностью и рвением. В том числе и по срокам выполнения задания. К слову о последних – на данный момент, двигаясь с запада на восток, они обошли почти половину и границы и шли без опережения графика, хотя и могли… Нет, по пути ничего плохого не случилось, просто всё та же тщательность подсказывала что лучше задержать немного и переодеть, чем пропустить хоть что-то.
    И так. На данный момент отряд, который возглавлял крупный сильный орк на варге (казавшемся каким-то через чур маленьким под этой махиной), двигался к очередной точке – достаточно крупному деревянному укреплению на стенах которого стояли часовые, вооружённые луком, при мечах, в начищенных доспехов. В небольшом дворике издержка сновали туда-сюда орки, но большинство уже было на специально отведённых для них местах и избегало лишних телодвижений. Словом, их ждали.
    Оказавшись на территории блок поста, огромный орк спрыгнул со своего варга и повёл его к большим, полным воды, корытам, где тот мог бы напиться и перевести двух. Так же поступило большинство сопровождавших генерала орков, сам же он, прибывая ныне в обличии высокого темноволосого эльфа, спрыгнул со своего «коня» и направился к местному командиру, привычным уже жестом стаскивая с пояса стальной футляр с крышкой, в котором лежал приказ.
    - В этот раз я провожу проверку границ, - монотонно, явно заученно, начал Болдог. – Вот документ, удостоверяющий моё право, вы же не имеете право препятствовать моим действиям и должны исполнять любую мою просьбу и предоставлять все необходимые сведенья, связанные с состоянием вверенных вам сооружений, ситуации вокруг, снабжения. Словом, всё, что связано с состоянием блок поста и его функционированием.
    В общем-целом он проговорил всё то, что было написано на бумаге. К сожалению, большинство орков читать и писать не умели, так что обычно приказ в начале передавали устно и документ писали довольно простым языком (не редко бывало так что иной командир-орк узнавал едва ли не все слова), но лишнее подтверждение того, что это именно инспектирующий, никогда не мешало, к тому же они были обучены узнавать реквизиты того или иного документа. Ибо мало ли что… Получив в ответ короткий кивок Болдог поспешил спрятать кошенный документ обратно в футляр.
    - И так, рассказывайте…
    На данной точке, как и в целом по границе, всё было довольно хорошо. Конечно требовалось где-то что-то подлатать, на одном посте неправильно хранились некоторые продукты – что ускоряло их порчу, то тут то там обнаруживались уставшие солдаты, которых приходилось сменять прежде времени, что-то вообще неплохо было нести и построить заново опасаясь на новые технологии, кому-то снаряжение обновить. Но всё это было делами обыденными, ожидаемыми и наблюдалось не чаще, чем должно было. Пока ещё он не столкнулся ни с одной серьёзной проблемой и рассчитывал, что так будет и впредь. Однако, конкретно в этом месте дело как-то не заладилось.
    Оставалось совсем немного времени до возвращения очередного патруля, который так же следовало досмотреть и удостовериться что все орки и их вооружение в порядке, но как раз в этот момент он почуял приближение эльфов. Спрятаться от майа и, тем более, Валар, способных слышать музыку довольно сложно, просто потому, как бы тихо ты не ходил, они всегда расслышат вою внутреннюю музыку, если только ты не предприняли для того определённого рода меры. А они не предприняли. И тут пред генералом встал довольно непростой моральный выбор. Как военный он понимал, что инициатива в их деле решает всё и раз уже тебе удалось обнаружить врага раньше, чем он осознал это, то нужно непременно сделать обходной манёвр и превратить место, в которое он стремиться, в крепкий капкан. Убить эльфов требовала и его злобная натура. Но как представитель высших чинов он не мог просто так взять и последовать на поводу собственных чувств.
    - Приготовитесь к нападению... – сквозь зубы выдавил он. – Враждебность не проявлять. Врага не провоцировать. За оружие первым не хвататься. Если узнаю, что драка начнётся из-за этого – лично, своими руками, башку оторву. Бой начинаем только в ответ.
    Странно было слышать подобные слова от генерала который буквально вскипел от злобы, готов был сорваться с места, схватить оружие и зарубить первого попавшегося на глаза эльфа. То есть с великой радостью нарушил бы все своим приказы. Но одно дело – хотеть, другое – делать. «Ничего, расклад в любом случае не в их пользу. Здесь я со своим отрядом, сюда сейчас подойдёт патруль и того нас раза в три больше чем эльфов и если бой начнётся… А ведь нам не нужно, чтобы бой начался… Чума и холера…» Скрипнув зубами он обернулся к своему отряду в котором насчитывалось десять орков.
    - Занять позицию на стенах. Пусть видят, что нас больше. Возможно этот факт резко прибавит южанам ума!
    Сам он, спрятав свой гнев под белой железной маской двинулся вслед за подчинёнными и, уже поднимаясь по лестнице, на миг застыл повернув голову в сторону. Ему почудилось или прозвучала чья-то музыка? Эльфы же не могли появиться здесь с кем-то из духов, верно? Но эта мелодия показалась какой-то… знакомой… или всё-таки почудилось? Но миг прошёл и он, не услышав подтверждение своей догадке, поспешил ускорить шаг поднимаясь на стену и занимая место рядом с солдатами.
    - Эльфы! – выкрикнул он в темноту леса и его голос эхом отдался в ночном воздухе. – Моё имя Рогфородрен, я - майа и один из генералов Севера. Предупреждаю вас о том, что вы подошли слишком близко к нашей границе. Если вам есть что сказать – вышлите одного представителя, он может не бояться. Я обещаю, что ему не причинят вреда.
    Если же их намерения враждебны… ну, тут пояснений уже не требовалось. Во всяком случае теперь, если эльфы решаться напасть, он сможет с чистой совестью превратить их в домашнюю колбасу по особому рецепту и побаловать своего ездового варга. Со своей стороны, он приложил все усилия для того, чтобы избежать конфронтации и отвратить врага от границы. Даже злобу в голосе унял, хотя это было ой как непросто.

Отредактировано Болдог (29-06-2016 00:28:44)

0

3

Если тяжело выбрать - следуй долгу. Хуже не будет.

В сиянии первых звёзд и неверного света луны можно было разглядеть небольшой эльфийский отряд. Патрульные старались идти тихо, памятуя о большой вероятности напороться в здешних местах на тёмных. Их предводитель, Таурон, приказал части своих подчинённых идти поверху - прятаться в древесной листве и заблаговременно предупреждать обо всём, что может поджидать синдар на пути следования. Правая рука Таурона, Келаир, ежеминутно оглядывался. Он чувствовал чужое присутствие, слышал иную, неэльфийскую Музыку. Но твёрдо знал, что носитель этой Музыки не причинит им вреда, хотя и не покажется на глаза, если не будет острой необходимости.
За этой "муравьиной" вознёй на земле майэ наблюдала с одной из верхних веток высокого дерева. Оно не находилось на пути следования синдар, и идущие вперёд древолазы вряд ли её заметят. Почувствовать могли - Куалмэ редко прятала свою Музыку, заставляя ту звучать как можно тише. Хорошо, что дерево было не особо ветвистое - с её крыльями тут было сложно уместиться. Походная одежда почти полностью сливалась с красками местности. И единственное, что можно было без труда увидеть даже в густой листве - горящие жёлтым глаза, которым было достаточно света ночных светил, чтобы ясно видеть всё, что творится вокруг.
Куалмэ знала эти места. Она сама поселилась не так далеко - близ Эред Горгорот. Её часто посещали детища Унголианты. Даже после того, как майэ давала им решительный отпор. Но уж лучше унголы, чем кто-то другой. Паукам что нужно? Еда. А не её защита, совет или ещё какая иная помощь. Птица не отказывала в этом эльфам, но их гордость порой затмевала разум, чувства брали верх над волей. И дух Арды временами предавалась печальным раздумьям, в которых фигурировали мысли, вроде "зря некоторым детищам своим Отец даровал мозг - всё равно не пользуются".
Отчего ж не сиделось в Горгороте этой женщине? На самом деле Гваэрен почти всегда могла себя занять, но когда синдарский патруль переходил горы и отправлялся в Дортонион и далее - всё ближе к Северной Твердыне, Птица снималась с места и шла следом. В этих местах почти всегда происходили стычки. И майэ не раз вмешивалась в них, но нутром чуяла, что в этот раз перекидыванием ругательствами и стрелами дело может не обойтись. В своей правоте она окончательно убедилась, услышав Музыку одного из собратьев. Она доносилась со стороны блок-поста тёмных, а значит этот дух Арды воевал на стороне Севера.
Майэ не судила тех, кто сменил фракцию, так как сама тоже ушла. Но не стала более ни к кому присоединяться. Бродячая жизнь её вполне устраивала, хотя в этом её почти и никто не понимал и не поддерживал.
Птице уже доводилось видеть Таурона в действии. Честь и желание всем доказать свою полезность в этом эльфе порой мешали ему ясно думать. Ветер доносил до слуха майэ тихие голоса, и она не пропустила тот момент, когда один из синдар, ушедших вперёд, вернулся и доложил о том, что впереди пост тёмных. Самое время было свернуть и обойти это место стороной. Спорная территория спорной территорией, но численность эльфов в сравнении с числом неприятелей была смехотворно мала.
К несчастью, Таурон был из тех, кто считал, что тёмные твари безнаказанно крадут у них их лес и губят невинные жизни. Одно их существование на этой земле было мерзко и отвратительно. "Хороший тёмный - мёртвый тёмный" - примерно  такое мнение было у командира патруля. Когда блок-пост оказался в зоне досягаемости, он отдал своим приказ рассредоточиться, занять позиции и ждать команды. У них было достаточно стрел, чтобы часть врагов ликвидировать, не подходя ещё ближе.
Со стены донёсся голос. Как не трудно догадаться, командира тёмных. Таурон молча выслушал требование, но по его виду уже было всё ясно.
"Предатель своих светлых собратьев требует, чтобы я отдал им одного из своих. Знаем мы ваши переговоры - они всегда заканчиваются одинаково. Вы понимаете лишь языке стали."
- Стрелы на тетиву! - скомандовал синда, сам тоже доставая лук. Тёмные итак их видели - нечего было прятаться. А потому командир приказал Келаиру зажечь факел, покуда сам доставал специально заготовленную стрелу из колчана.
По команде стрелы были спущены и обрушились на неприятелей, среди них была и одна - горящая. Ею Таурон целился не в живые мишени. Он целился в дерево, чтоб оркам и этому духу сиделось там не так комфортно.

Отредактировано Куалмэ (22-06-2016 19:37:36)

0

4

    Генерал стоял на стене в одном ряду со своими солдатами: спокойный и неподвижный словно каменная статуя, он держал голову слегка приподнятой, спину идеально ровно, как и полагалось любому солдату, а руки сцепил в замок за спиной. Ряды орков, слева и справа от него, так же напоминали каменные изваяния, но от них веяло не спокойствием, а молчаливой готовностью к действию и в этом была суть самой армии – не угрожающей, но грозящей всякому неприятелю, что решит покуситься на чужую территорию. Их оружие и латы блестели в серебряном свете звёзд и льющийся из-за спины неровный алый свет немногих факелов, превращал силуэты в угольные тени и лишь одно в этом ряду кидалось в глаза – белая маска Болдога, взирающая на всё происходящее с абсолютным безразличием. Так и стояли они точно демоны – не живые и не мёртвые стражи безжизненной равнины.
    Но как бы завораживающе-жутка не была представшая глазам картина, в ней была толика лжи и крылась она под этой самой маской. На самом деле Рогфородрен был далёк от безразличия, его снедала изнутри холодная злоба и презрение, и его привычное выражение лица обострилось, превращаясь в ненависть и отвращение. И если бы только эльфийский предводитель видел его лицо, а демон слышал его мысли, то они бы поняли, что вторят один другому. Ибо Болдог догадывался что эльфам не хватит ума отступить – на его взгляд южане постоянно переоценивали себя и свои способности. А ещё они оба хотели драться и ненавидели друг друга, хотя ни один из них ни разу не видел другого. Но один из них сделал всё, чтобы избежать столкновения, так что, едва в воздухе прозвучал воинственный эльфийский кличь, руки его были полностью развязаны.
    - Первые – луки, вторые – приготовишь щиты! – выкрикнул он следом.
    По его приказу каждый второй орк сделал небольшой шаг вперёд и выхватил из-за спины круглый щит, каждый первый в ряду выхватил лук, положил стрелу на тетиву и стал ожидать команды. В этот миг во мраке леса зародился столь манящий свет пламени. Демон раньше всех нашёл его взглядом, почувствовав буйную и жаркую песню, которая так звала к себе и манила. Выпить. Выпить до капли. Это чудесное тепло способное удовлетворить его голод. Однако желание не приступает дозволенных границ и прежде всего в его сознании мелькает образ сгорающего блокпоста, что было совершенно недопустимо.
    - Помните, что бежать – не стыдно! – выкрикнул он насмешливо в сторону эльфов и соединив свой разум с разумом солдат, указал им откуда именно доноситься эльфийская музыка, помогая целиться точнее. – Огонь!
    Стрелы взвились вверх с обоих сторон с такой силой и скоростью, что наконечники со свистом резали воздух, описывая в бесконечном мраке ночного неба смертоносные дуги. Едва отстрелявшись орки-лучники присели за стены, а воины вскинули и сомкнули щиты, обеспечивая дополнительную защиту от юрких эльфийских стрел. Генерал же не спешил прятаться.
    «Вот она…» - думал он глядя на горящую стрелу и быстро отправляя навстречу к ней свою музыку. Это ещё хорошо, что она была одна. А ещё надо бы чем-нибудь обрабатывать местное дерево, чтобы не было таким горючим… Вокруг него засвистели стрелы, обрушиваясь на стены и барабаня по железным щитам со с звуком напоминающем падение града на железную крышу. От одной стрелы он успел увернуться, одна хрустнула у него под ногами, во время шага в сторону. Он слышал их, слышал, как они приближаются – недовольные, злые, точно разгневанные осы, полные противной «светлой» музыки. Но ему нужна была лишь одна, и он достал её – холод окружил огонь и выпил его до дна, в итоге стрела достигла своей цели, но пламя её погасло и не причинило вреда постройке. Следующей жертвой стал факел – порыв ледяного ветра подобно стрелам пронёсся над землей, превращая горящую головёшку в кусок обледенелого дерева.
    - Если ты избрал своим оружием пламя, то спешу тебя разочаровать – напал не на того майа! – Выкрикнул он со всё той же ядовитой насмешливостью. «И теперь ты умрёшь…» - Залп!
    И вновь направленные его сознанием стрелы устремились в лес ища свою жертву.

Отредактировано Болдог (29-06-2016 00:41:11)

0

5

Страх рождает гнев. Гнев рождает ненависть. Ненависть - залог страданий. ©

После первого залпа каждый эльф занял максимально защищённую позицию. Тем, кто бвл на деревьях, было проще всего - веток много, попробуй продерись своей стрелой, чтоб достигнуть цели. Таурон зашёл за ствол дерева, второй рукой утягивая за собой Келаира. Тот всё ещё держал уже потухший факел. Но это ничего. Не помог обычный розжиг - используем иной. У каждого из синдар было с собой немного лампового масла. Как правило, никто от группы не отбивался, но мало ли что. А дни могли выдаться дождливыми, сырые дрова плохо горят. А с помощью масла пламя быстро займётся.

Каждый из патрульных получил по осанвэ приказ, и дальше всё пошло очень быстро. Им осталось лишь выждать, когда минует залп орочьих стрел. Пусть первая стрела Таурона оказалась бесполезной, и холоду удалось загасить пламя одной, но хватит ли у этого майа сил отразить десяток таких стрел - затушить десять огней?
Куалмэ молча наблюдала за происходящим. Ей не за чем было вмешиваться - пока что обе стороны вели агрессивные переговоры, но в настоящую драку не полезли. Да и раненых пока не было. Если бы хоть один получил хотя бы маленькое увечие, его боль была бы ей слышна, словно звон огромного колокола. Майэ всегда знала, что болит, где, как. Наверное, единственное, в чём она действительно была очень хороша и вряд ли имела в этом плане конкурентов.

- А ты прав, тёмный. Бежать не стыдно. Вы ещё можете успеть! - крикнул Таурон, поджигая свою стрелу. Его помощник тоже взял в руки лук, стрела была уже вложена, пальцы - указательный и средний - немного нервным движением прошлись по оперению.
- Твой холод силён. Но пламя сильнее. Огонь!
Десяток зажжённых стрел взвились в воздух. И хватит даже одной, чтобы начался пожар. И части тёмных придётся им заняться, дабы их постройка не сгорела дотла. Это и было конечной целью. Нет блок-поста - нет пограничной точки. Тяжелее оборонять этот участок. Да и Северные командиры могут с нерадивого своячка спросить ответственность за потерю объекта. Это было бы вдвойне приятно.
И все снова за деревья, за ветки. Ответ неприятеля не заставит себя ждать. Только бы части орков пришлось заняться пожаром. Или этому майа. Это даже лучше: если их командир хочет быстро купировать неприятность, придётся задействовать магию. А пока магичит, эльфы займутся дальнейшим обстрелом. И ликвидацией тёмных боевых единиц. Негоже на доброй земле мерзким тварям расхаживать.
И только у Келаира, чья мать была одной из придворных дам майэ Мелиан, как-то противно в груди защемило. Предчувствие редко обманывало его - это у него было от родительницы. Сейчас оно подсказывало, что разумнее уйти, пока не слишком поздно. Но он также знал, что гордость не позволит Таурону бежать - вначале бросить вызов и уйти ни с чем. Музыка синда выдавала его страх, мыслями он обращался к Валар и всем, кто мог в случае чего помочь им. Глупо умирать, выполняя идиотский приказ.

Отредактировано Куалмэ (22-06-2016 19:38:27)

0

6

    Ненависть и злоба – вот он, тот внутренний огонь что питает нас и толкает к действую. Вот он тот корень – тот источник сил и зла, горький напиток чей градус затмевает разум. Как же хотелось сейчас ему – духу холода, должному быть живым воплощением ледяного спокойствия и бесконечной выдержки – сорваться с места и напоить клинок эльфийской кровью. Как страстно желали его уши услышать крики боли, глаза – насладиться искажёнными от ужаса лицами и картиной агонии, яркими красками рисуемой на поле брани. Но нет, выходить за стены и принимать открытый бой было попросту глупо.
    Наверное, только самый юный из командиров не знал, что воевать из-за стен гораздо проще чем штурмовать. По статистике генерал, берущий штурмом крепость, мог потерять больше половины своих солдат, но так и не достигнуть цели. Скажете речь идёт не об укреплённой крепости и армиях? В целом – верно, но также верно то, что за стенами обороняться - проще, воевать – проще, а ещё у эльфов не бесконечное количество стрел и если те хотят победить – им рано или поздно придётся прийти к ним. Самоуверенные южане могли хоть с голыми задницами по лесу прыгать, пытаясь выманить их, но отдавать им инициативу Болдог не собирался. Была лишь одна проблема – огонь.
    Песнь его звала со всех сторон, обещая духу столь желанное тепло, но в месте с тем грозила проблемами. «Надо было делать блокпосты из камня,» - огрызнулся про себя майа, - «тогда не пришлось бы сейчас тратить силу на эту мелочь». Право, глупая ситуация, тратить драгоценную энергию на командира-камикадзе, но ведь нельзя же позволить им спалить важную оборонительную точку на самой границе, пожалев каплю своей силы! Но ему ли не знать, какой дождь может образоваться из этих капель… «Ладно уж…» - решил он скрепя сердцем и принялся плести очередную песнь.
    По сути это была даже не песня, а привычная его мелодия оторванная и отправившееся на встречу с пылающими стрелами. О эта песнь огня и пламени! Она так прекрасна. Многие видят в ней борьбу двух противоположностей, но это неправда, не для него. Скорее это страстное единение любовников – холод испивает до дна желанный жар, пламя же находит успокоение в ледяных объятьях и оба они гибнут на пике. Разве не поэтично? Стрелы вновь забарабанили по постройкам, стенам и щитам, но лишь некоторые из них успели оставить на стене небольшие чёрные следы, основная же часть погасла уже на подходе. «А масло нужно будет отмыть,» - заметил про себя генерал. – «Обязательно».
    - Это всё что ты можешь, щенок? Лаять из-за кустов и плеваться стрелами? Ещё и подожжёнными. Да ты подлец. И ты, должно быть, считаешь себя грозным противником? Я бросаю тебе вызов! Иди сюда со своими воинами и сразись с нами на мечах, если только ты не собирался бежать, после того, как твой колчан опустеет, а масло – закончиться.
    Больдог вскинул руку и орки-лучники, собиравшееся дать ответный залп, застыли в своих позициях, готовые в любой момент пустить стрелы, но покуда рука была поднята никто из них не смел пошевелиться (впрочем, это не совсем верное утверждение, большинство использовали этот момент для того, чтобы лучше прицелиться). Он ждал ответа – либо стрел, либо голоса. Пока на стене Демон Холода, пламя не угрожало блокпосту, обычные стрелы не могли серьёзно навредить крепкой приграничной постройке, а выводить своих солдат из-под защиты стен он не собирался. Следовательно, почему бы и не подстегнуть процесс провокацией со своей стороны. Судя по дерзости нападения и ответных выкриков ему противостоял кто-то не слишком опытный или умный, а с такого станется почувствовать себя оскорблённым и выскочить из-за кустов с мечом наголо. А что, это тоже очень даже поэтично… И драка, если не оберётся (а она едва ли обернётся) большим количеством смертей и разрушений, разнообразит его рутинную инспекцию. Приятно или нет – это уже решиться по итогам. Но мыслен6но генерал уже скормил ещё живого командира стае злых варгов – жаль здесь нет щенков, у них пасть меньше, и жертва у них живёт дольше. Впрочем… можно ведь поджечь этого любителя огня, посадить на кол или ещё что-нибудь. Тут главное взять живым – а там определимся… А ещё наверняка где-то в лесу есть муравейник.
    Но это было не всё. Он наконец услышал знакомую песнь – то был приближающийся отряд патрульных, которых он остановил на подходе, велел оставаться наготове и вести себя очень тихо. Этот мобильны отряд из дюжины орков на варгах можно было заслать и в тыл, и использовать для лобовой атаки или организации засады. Можно было уже сейчас велеть им обойти эльфов сзади и занять позиции, но это повлекло бы за собой потери, которые можно было избежать, приняв бой на блокпосте. Так что пока их задачей было оставаться тем самым козырем в рукаве.

Отредактировано Болдог (29-06-2016 01:02:47)

0

7

Нам не дано предугадать,
Как слово наше отзовется, -
И нам сочувствие дается,
Как нам дается благодать.
© Ф.И. Тютчев

Одна из чёрных стрел всё ж пробилась через листву, минуя толстые ветки и иные препятствия, и нашла свою цель. Мёртвое тело полетело вниз и с грохотом обрушилось на землю. И практически одновременно послышался истошный женский вопль - такого дикого крика эти земли, наверное, давно не знавали. Тут же в сторону блок-поста без приказа полетела эльфийская стрела. Легко можно было догадаться, что только что убили чьего-то брата или любимого. Женщины, как правило, были в этом плане более... экспрессивны. А эта эльфийка была ещё и молодой - горячая, бойкая, всегда готовая доказать, что достойна своего места среди охранников границ. Девушка слезла с дерева, хотя уже был слышен грозный и гневный вопль командира "Отставить, не покидать позиций без приказа!" Таурона взяла злость. Она знал, что от девицы будут одни неприятности. Она пошла в патруль вместе с братом. Это был её второй рейд. Всего лишь второй, и вот первая смерть, которую она воочию увидела. Да ещё и родная кровь... Её чувства можно было понять, но после такого даже во взгляде командира проскользнуло смятение. Нельзя сдавать позиции. Они не побегут. И за павшего отомстят. Обязательно.
И тут послышался голос майа, что всё ещё был на стене. Его холод снова смог решить проблему. Для полноценного пожара было слишком мало огня. Вот бы облить маслом всё имевшееся у тёмных дерево, а затем воткнуть столько горящих стрел, чтобы блок-пост превратился в огромный факел. Пусть этот огонь будет видно аж с самой Тёмной Твердыни. И пусть сам Тёмный Вала это видит!
От него ждали новых приказаний. Теперь был их ход. И стоящий рядом Келаир уже взял его за плечо, прося отступить и, если гордость Таурона всё ещё жаждет удовлетворения, прийти сюда с подкреплением. Но слова Рогфородрена ударили в цель. Это была уже не просто стычка, а противостояние двоих. Этот майа не сможет доказать, что он, командир эльфийского пограничного патруля, слабак и трус. Только не в случае с Тауроном.
- Смешно слышать это от жалкой крысы, засевшей за стеной и носа оттуда не показывающей! - он даже не стал прятать свою злобу, она явственно была слышна в его голосе, ею было пропитано каждое слово. Злость исказила лицо синда, он был готов лично взобраться на стену и выдавить жизнь из тёмного ублюдка.
- Таурон, нет... - рука Келаира крепче сжала его плечо, он не хотел, чтобы его командир... его друг пал, потому что в запале оказался абсолютно неспособен думать, но вот он выдрался, покинул убежище, промчался мимо всё ещё плачущей над телом брата Бейнелот. В руках Таурона уже был не лук. Он выхватил меч, чьё лезвие было отлично видно в свете ночных светил.
- Выходи, трус! Один на один! Я отрублю твою голову и скормлю тем тварям, на которых вы разъезжаете!
Слабоумие и отвага, как они есть.

Куалмэ поднялась со своего места. В отличие от горячный эльфов, она сохраняла почти всегда ясность разума. Женщина чувствовала Музыку тех, кого Рогфородрен припрятал в качестве козыря. Подкрепление не осталось ею незамеченным. Эльфов просто раздавят числом. Таурона уже вряд ли можно было спасти - он совершенно потерял голову в бешенстве. Но остальных... можно было попробовать увести подальше. До её ушей доносились мольбы Келаира, который ринулся следом за Туароном. Глупый мальчишка. Хочет умереть, стоя плечом к плечу с другом. Лучше бы получше держал его.
"Неразумные дети - результат халатности родителей."
Только этим Куалмэ раз за разом оправдывала синдар, которых Валар ничему не учили. А если бы и учили... То были бы они, как нолдор. Тоже мало хорошего. В Валиноре мог хозяйничать любой - от обычного эльфа до самого Тёмного Валы. Там не было Хранителей. Была кучка марионеток, бутафорских кукол, которые то ли ждали распоряжений Эру, то ли каких-то знаков от Намо, но никогда, слышите, НИКОГДА не действовали, пользуясь своей головой. Сборище неудачников, жалкое подобие правителей, которых самих бы отправить к Отцу на доработку. Воевать - так всей оравой, угробить - так всю Арду? Так выходит?
Птица взобралась ещё выше, а через мгновение её фигура показалась из гущи листвы, из колышущегося моря зелени. Расправились белые крылья, шелестя перьями. Пара сильных взмахов помогла подняться над листвой, а затем дальше... Выше и выше, до самых звёзд, до ладьи Тилиона, чтоб не видеть весь этот кошмар... Если бы.
Майэ заложила вираж и направилась прямо к блок-посту. Ей не хотелось убивать орков. На самом деле, Куалмэ ни к кому особой ненависти не питала. Но ей нужно было помешать кровопролитию. И Музыка Боли зазвучала первыми нотами, пронзая орочьи тела. Она взялась из ниоткуда - никто из них не был ранен. И уйдёт она тоже в никуда.

Отредактировано Куалмэ (22-06-2016 19:36:50)

0

8

    Крик, полный боли и отчаянья. Песнь, наполненная обречённостью. Болдог закрыл глаза вслушиваясь в эту мелодию, ловя отражённое в пространстве эхо и призраки высокого женского голоса, постепенно раскрывавшегося в сознании и превращавшегося в нечто ужасное. Горечь. «Да. Теперь ты понимаешь, что испытал я.» - На его сокрытом маске лице расцвела улыбка. – «Но этого недостаточно.» Свист одинокой стрелы. «Не плачь о нём…» Не сложно догадаться на кого она была нацелена. «Вы скоро увидитесь…» Демон лишь слегка отшатнулся, пропуская её мимо себя. Эльфы были превосходными и даже завидными лучниками, но в этом выстреле было слишком много чувств и слишком мало сосредоточенности.
    Открыв глаза он всмотрелся в одинокую фигуру, склонившуюся над трупом – ничем не защищённую, уязвимую. Как легко было бы отнять её жизнь – всего лишь взмах руки и туча стрел взмоет в воздух, неся с собою смерть. «Это женщина…» Он внимательнее всмотрелся в узость содрогающихся плеч, в то как они плавно перетекают в узкую талию и широкие бёдра, которые не способна была скрыть броня. «Они привели с собой женщину?... Да ещё и такую молодую?» Конечно это было не ново, но на миг заставило его задуматься. «Что ж…»
    По лесу прокатился ещё один крик – то был ответ предводителя эльфов, причём именно такой, на который и рассчитывал генерал. Только вслушайтесь в эту кипящую злобу! Оставалось лишь обложить меч и подождать, когда эльфийский витязь сам взберётся на стену (а судя по всему он взберётся, если ему предоставить такую возможность). Действия не отставали от слов, вот он –летящий к нему с клинком в руках и… его помощник? Несколько портящий пафос и придающей картине оттенки реальности и драматизма. Болдог усмехнулся, подошёл к стене и перемахнув через неё с грохотом приземлился на другой стороне. Потому что… а почему бы и нет? Он уже немного устал от монотонности вверенной ему работы и был не прочь немного поиграть с Детьми Эру по средством стали, крови и… слов.
    - Выйти из-за стены? Прошу! – усмехнулся он, выпрямляясь. – А вот ты, похоже, не уверен в своей победе, раз тащишь за собой друга.
    Сильная рука майа опустилась на клинок с замысловатой рукоятью, зашелестела сталь, сверкнуло в свете звёзд лезвие выставленного вперёд оружия. О-о, это было странное оружие и ножны, они были крепки, но состояли из множества спаянных кусочков стали – то были небольшие трофеи которые собрал генерал за время службы с трупов командиров и бойцов. И если только темнота или гнев не помещают Таурону, он мог бы узнать некоторые из элементов или даже все. Рисковал ли Болдог покидая стену? Едва ли, ведь он был одним из духов Арды и обычные эльфы не были ему ровней, к тому же командир блокпоста уже получил от него все необходимые распоряжения по осанвэ. На всякий случай.
    - Предлагаю уговор. Дерёмся один на один. Если победишь ты – я отдам тебе блокпост, если мы… то ты со своим отрядом сдаёшься нам в плен. И да, мы всё ещё дерёмся один на один или я имею право на ещё одно условие? – холодные словно бы неживые глаза мелькнули за прорезью маски, впившись в Келаира.
    Демон явно не был против компании, но грешно было бы не стрясти с такого горячего командира ещё что-нибудь. Да и возможность повязать целый отряд без потерь со своей стороны – редкая удача которой просто нельзя было пренебрегать. Конечно хотелось крови, но если начнётся глобальный бой, то кто-то из его солдат может погибнуть, а он несёт за них ответственность. В данной ситуации было разумнее и проще рискнуть собой, к тому же этот вариант не оставлял его без битвы.
    И тут случилось это.
    Вновь отголосок музыки, той самой что он слышал на лестнице. «Всё-таки не показалось,» - отметил он про себя, вслушиваясь в песнь. Она была… необычной. В ней не было Запада, хотя он слышал песнь ветра, но в ней не было и Севера, хотя он чувствовал наполняющую её боль. Боль. Как должно быть больно жить с этой песней. Такой странный выбор… но его можно было понять – легко, изящно и невероятно неудобно для твоего противника. Стало быть, вот какой козырь был в рукаве у эльфов? Если так, то дело плохо. Незнакомый майа мог испортить весь расклад, тем более с такой необычной силой. Улучив момент он поднял взгляд вверх и узрел чёрный женский силуэт на фоне луны. «Ещё одна женщина... - усмехнулся он про себя, - что-то сегодня мне на них везёт. Интересно хоть одна из них согласиться согреть меня этим вечером? Впрочем, о чём это я? Лежать с эльфийкой… да и находиться подле боли… Разве может это быть прия…» Он не узнавал её, он был уверен, что не слышал такой музыки раньше и не видел подобную майэ ни в рядах тёмной, ни в рядах светлой армий. Но вон она приблизилась, он наконец разглядел её и его лицо под маской вытянулось от удивления. «Здесь и сейчас?» Правду говорят – она всегда приходит, когда не ожидаешь. «Как же так?» - опешил он и в этот самый миг прозвучала песня, впившаяся клещами в стоявших за ним орков. Некоторые из них закричали, многие были озадачены и напуганы. «Вот же боль!» - выругался про себя Болдог, мимолётно отметив всю иронию его привычного ругательства.
    - Это всего лишь музыка. Игнорируйте ощущения. Сосредоточьтесь на другом и займите оборонительные позиции, - выкрикнул он не оборачиваясь и вслушиваясь в топот орков за спиной. – Не забывайте кто вы! Я рассчитываю на вас! А ты… - демон впился взглядом в предводителя отряда. – Не ожидал от тебя такого коварства. Какой лицемер. Выманил меня за стены и достал из-за спины майэ? Должно быть ты очень гордишься собой…

Отредактировано Болдог (29-06-2016 01:14:11)

0

9

"И я причиню вам боль, я принесу вам ужас..."
© к/ф "Константин"

Дело было совсем паршиво. Командир эльфийского патруля был глуп и самонадеян. И только тот факт, что он рисковал не только своей головой, но и жизнями своих товарищей, заставил Пернатую вмешаться. Глупость должна быть наказуема, порой очень жёстко и даже жестоко. Как иначе извлекать уроки? Но невиновные не должны были страдать из-за чужой глупости. Если Таурон погибнет, несясь навстречу своему врагу, так тому и быть, но остальных членов отряда она постарается избавить от подобной участи, прикрывая отход. Её Музыка более не была скрыта, она звучала точно бы рассинхронным эхо, отдаваясь в сознании каждого, на кого было направлено чудовищное воздействие Песни Боли. Она заставляла замереть, потом чуть отпуская, даря слабую надежду на то, что всё закончилось, затем вгрызалась ещё неистовее, терзая смертную оболочку тёмных, пронзала тысячей копий, сжигала раз за разом в мучительной агонии. А дабы боль была ещё и пугающе незнакомой, Куалмэ сымитировала мучения роженицы и позволила испытать это мужчинам.
"Даже рождение новой жизни происходит только через боль."
Воля воинов была тверда, но сколь часто им доводилось испытывать... подобное? Впервые в жизни, без вариантов. На их телах не было ни одной раны, но им могло показаться, что они насаждены на копья, шеи пронзены стрелами, в живот сводит жуткими спазмами. От такого могло не то, что замутить, неподготовленные вполне могли рухнуть без сознания. Болевой шок грозил любому, кто слаб и не способен стерпеть.
Видя это, командир эльфийского отряда затормозил, встав как вкопанный, даже позабыв ответить тёмному майа "любезностью" со своей стороны. Он никого не звал на помощь, но к ним на выручку пришёл неизвестный дух Арды.
- Это Дева Боли, нам лучше уходить, пока на нас снова градом не посыпались стрелы, - всё же оказавшись рядом с Тауроном и схватив его за локоть, сказал запыхавшийся Келаир. Ему не показалось, он знал, что майэ следит за ними. Чувствовал.
- Но... я не просил...
Обоим эльфам пришлось зажмуриться и закрыться руками от мощной волны воздуха, направленной на них. Ветер свистел совсем рядом, колол и грозился сдуть их. "Опас-с-с-сно, с-с-слишком опас-с-с-сно... С-с-скорее в лес-с-с," - новый порыв отбросил эльфов назад, точно бы по ним ударил невидимый здоровенный кулак. Самое время сматываться, ушастые.
Келаир с горем пополам поднялся, а вот Таурона припечатало к стволу дерева, и он рухнул без сознания. Кел оказался рядом и проверил пульс. К счастью, его друг был жив и ничего у него не было сломано, только по виску стекала струйка крови.
- Быстрее, хватаем его и уходим! - крикнул его помощник, отдавая команду вместо командира. Часть эльфов осталась на позициях, продолжая осыпать врага стрелами, а двое спрыгнули с деревьев вниз, дабы помочь Келаиру уволочь Таурона прочь. Может и хорошо, что того так приложило. Лучше вырубленный лидер, чем сдохший.
А что же Птица? Она не собиралась мучить тёмных дольше положенного. Стоило остроухим заняться тем, как бы унести отсюда ноги живыми, как её давление на тела защитников блок-поста ослабло.
- Меня из-за спины никто не достал. Ваше строение цело. Ваши орки живы. Оставьте Детей Эру в покое, они прекратят обстрел и уйдут, - голос девы легко перекрыл весь прочий шум. Наудивление, но так было задумано. Ей нужно было, чтоб майа, отдававший приказы оркам, её услышал.
Куалмэ больше не нападала. Ей не нужны были жертвы ни с одной стороны. Как только этот конфликт разрешится, она уйдёт обратно в горы, ибо Леди Боль здесь больше ничто не держало.

Отредактировано Куалмэ (19-08-2016 16:47:22)

0

10

    Солдаты кричали за его спиной и корчились в муках, он слышал их боль, он был готов разделить её с ними, забрать её всю, если потребуется, не зависимо от того, каких бы странных извращений не придумала эта давно знакомая незнакомка. Но много ли будет толку от него, свалившегося на землю и борющегося с болью? Он был единственным из присутствующих, кто мог противостоять майэ. Хотя ситуация и была мерзостной.
    «Ты заплатишь за это, - говорили ледяные глаза за маской, впившиеся в эльфийского командира. – Ты сам будешь смотреть как твой отряд страдает, страдает так, как не страдают сейчас мои орки.» И взгляд, и мысль, и чувство слились во едино рождая в его сердце самую обжигающую ледяную вьюгу. Пальцы впились в эфес так крепко, что казалось метал вот-вот уступит этому властному прикосновению, этому желанию бить, крушить и убивать… И лишь искреннее удивление и оброненные слова остановили его руку и чары. «Стало быть вмешалась сама…» - скрипя зубами, вынужден был признать Болдог, но ситуация от этого менее мерзкой не становилась.
    На порыв ветра пролетевший мимо он не обратил никакого внимания, отметил лишь что командир отряда оказался оглушён и выведен из игры. Разумно. Стало быть, майэ уже порядком за ними наблюдала. Эльфы закопошились отступая по приказу правой руки отряда… или кем он там был. Лучшим другом? Соратником? Все и сразу?
    - Немедля оставь моих солдат в покое иначе я до мозга отморожу уши твоим эльдар! – Первым делом бросил он пытаясь совладать родившейся злобой. – Послушать только как ты говоришь – можно подумать мы те, кто всё это начал. Аки благая весть ты явилась сюда во всём великолепии желая спасти – но дар твой подл либо ты даёшь его подлецам. Оставить в покое? Дать уйти? Видишь, что там!? – он взмахнул рукой указывая на высокую и длинную деревянную стену которой, казалось, не были ни конца, ни края. – Это граница, а за спиной моей патрульные и сейчас то что вы называете миром, если только нападение и обстрел блокпостов входит в ваше понятие мира. Потому что в наше – нет! Пусть твои эльфы катятся аки кастрюле которую пнули, да посильнее. Стережёшь своих драгоценных эльфов майэчка? Стереги, только не самоцветы они и не золото, а дерьмо варгово. И показали это ещё в гавани, устроив Резню.
    Демон сплюнул, с таким видом точно не слово сказал, а того самого дерьма глотнул. Расклад явно был не лучший. Бой они конечно выиграли, но теперь его голову терзали совершенно иные мысли с полем боя не связанные… Но прежде…
    Повернувшись спиной к майэ он вскинул голову и громко крикнул:
    - Карок! Карок, доложись, все ли целы и живы!?
    И тут за его спиной раздался короткий свист. Майа вовремя услышал стрелу и успел увернуться – та едва задела броню – но злоба его быстро нашла свою цель. Развернувшись невероятно ловко и быстро, для своего грудного сложения, он мгновенно нашёл нападавшего взглядом и вскинул руку. Это оказалась та самая эльфийка, потерявшая близкого. «Думал ведь: не печалься о потере, вы скоро увидитесь. Так и вышло.» Но в самый последний миг, когда Музыка уже готова была превратить лучницу в бездыханную ледяную глыбу он остановился.
    - Валите, собаки, - процедил он сквозь зубы. – Я помню, что значит слово «мир».
    Эльфийка, однако, его позиции не разделяла и вновь натянула тетиву готовясь стрелять.
    - Вот что я тебе скажу майэ, хочешь, чтобы они остались живы – заставь их прекратить огонь. Моя милость длиться до первого убитого орка, а дальше начинается война.

0

11

Вопль майа полнился искренним желанием оградить своих подчинённых от пагубного влияния Музыки майэ. И леди была бы рада оставить тёмных в покое, но она не допустит кровопролития. Оркам и этому духу Арды покровительствует Тёмный Вала. У эльфов Дориата же был покровителем такой же эльф, который никак не мог вложить мудрость в головы подчинённых в той же степени, как это делают Стихии. Должен был найтись хоть один сознательный дух, который поможет Детям Эру выбираться из передряг, в которые они влипают по глупости.
И сколь много злобы было в словах собрата, когда он говорил об эльдар. Видимо, была причина у него злиться на эльфов, ослушавшихся Валар. И клеймил майа весь их народ словами нелестными, не разбирая действительно повинных и тех, кто был не причём.
Музыка Боли немного утихла.
- Я не одобряю действий членов этого эльфийского патруля, но спроси себя, майа, кто брал шефство над этими Детьми Эру? В Валиноре их учили Стихии, в Ангбанде учителем и покровителем является Тёмный Вала. Дориатрим же предоставлены самим себе - они учатся и живут, как умеют.
Было бы удобнее разговоривать, если бы Куалмэ могла встать на деревянную стену, а так приходится параллельно регулировать своё нахождение в воздухе.
- Нолдор повинны в том, что сделали. Но эльфы Белерианда своих не резали. В преступлении собратьев их упрекать глупо.
Музыка Боли совсем стихла, и теперь те орки, что успели согнуться практически пополам, превозмогая навязанные им ощущения, могли выдохнуть и встать в полный рост. Наверняка многие из них жаждали поквитаться за то, что им пришлось перенести. Но без приказа никто нападать не стал.
Зато эльфы прикрывали свой отход стрельбой из луков. Одна всё-таки нашла свою цель, оставив едва заметный след на броне разговаривающего с Птицей майа.
- Но коль тебе кажется, что я пристрастна... - сплетения из Нот потянулись в сторону дориатрим, они тянулись, подобно здоровой когтистой лапе неведомого монстра, готового сжать в кулаке выбранную цель и выжать из неё жизнь. Боль обрушилась на головы остроухих, на мгновение оглушив и заставив опустить оружие.
- Они явно извиняться не собираются... Но раз меня окрестили их защитницей, то я прошу прощения за проявленную с их стороны агрессию, - Пернатая кивнула в знак того, что разговор окончен и ей пора удалиться. И если тёмный вправду не хотел столкновения, то ни он, ни его орки не станут стрелять ей в спину, пока майэ провожает ушастых домой.

Отредактировано Куалмэ (23-08-2016 19:25:40)

0

12

Слова майэ остудили пыл Демона Севера, возвращая ему привычное спокойствие, а лицу – холодное презрительное выражение. Адресованное, однако, не ей, а всё тем же эльфам. Обожжённые болью, они поумерили пыл и получивший своё Больдог окончательно оставил идею отдать оркам приказ об ответном залпе. Он не прочь был ответить ударом на удар, когда дело касалось эльфов, но не в этот раз… И дело было не в отсутствии желания или, даже, присутствии… будем называть её Леди Боль, коль скоро её появление и звучание было столь сильно связано с этим физическим явлением. Но причиной его нежелания связываться с эльфами была скорее излишняя подлость подобного жесть, совершенно не приветствуемая на Севере. Кто бы там что не думал…
    И всё же, несмотря на достигнутое согласие, ему было что ответить Леди Боль, но едва он открыл рот с уст его сорвалось слово совсем иное.
    - СТО-О-О-ОЙ!
    Пока майэ творила музыку, а он сам, увидев, что обстрел прекратился, позволил себе отвлечься на собственные мысли, связанные непосредственно с незнакомой и дальнейшим разговором с ней, один из орков натянул лук и отправил стрелу в полёт. Острый наконечник просвистел возле самой головы женщины, срезав несколько волосков и настиг стрелявшую в Болдога эльфийку. Сообразив кем на самом деле была цель генерал застыл на секунду, а затем резко развернулся и принялся орать:
    - Разве я велел тебе стрелять, дубина!? Или ты такой же как эти эльфы!? – потухшее было раздражение вспыхнуло с новой силой. - Стрелять в спину женщине это не поступок мужчины – это поступок бабы! Как ты посмел нарушить прямой приказ!!? Она уже собиралась уходить и ничем тебе не навредила!! Как смеешь ты пятнать свою честь подобным поступком!? Как смеешь ты пятнать честь солдата?! Как смеешь?! Именно из-за таких моментов! Все меня слышат!? ИМЕННО из-за таких моментов нас считают подлыми и низкими! Вы оскорбляете подобным всю нашу армию, Владыку Мелькора и лично меня! Это НЕПРОСТИТЕЛЬНО для настоящего солдата!...
    Демон продолжал бушевать, на диво и страх стоявших на стене солдат. Обычно Больдог не отличался такой вспыльчивостью и вёл себя куда дипломатичнее и мягче, объясняя солдатам их ошибки с позиции мудрого духа Арды. Слышали они, конечно, всякое, но такого гнева от своего командира явно не ожидали. И ругань его становилась всё более непередаваемой и жёсткой чем больше он осознавал только что произошедшее. Одна ошибка и, в лучшем случае, он бы промахнулся, в худшем – застрелили майэ. Он мог убить её. ЕЁ! И осознание этого факта вызывало у него сильнейшее беспокойство, которое он и изливал на солдат обратив его в гневную тираду напоминавшую им о том, что такая солдатская честь на Севере, кто они и как обязаны вести себя. Подумать только, ведь для такого трюка потребно было мастерство, удача или импульс и мысль о том, что ему просто могло повести и лишь чудо стояло между благим и неблагоприятным исходами заставляло его лишь сильнее драть глотку.
    Хотя, возможно, наблюдатель сторонний, не бывший одним из солдат – которые сейчас более всего опасались наказания, отметил бы, что чувства, выражаемые им и подаваемые как гнев, если всмотреться и вслушаться больше походили на испытываемые им в душе страх и беспокойство. Пусть и хорошо прикрытые. А, казалось бы, какой резон тёмному майа беспокоиться за светлую майэ, которая только что заставила выть весь его отряд? Странно-странно…

Отредактировано Болдог (26-08-2016 11:37:55)

0

13

Возможно, Птица и могла показаться излишне доверчивой: подставлять спину вооружённым до зубов оркам - та ещё глупость, скажете вы. И извинения вряд ли могли значительно смягчить нрав тёмных, пусть слова майэ и были искренними.
Крик тёмного духа Арды заставил её обернуться через плечо - именно это движение помогло Куалмэ избежать стрелы, выпущенной подчиненным Больдога, который, видимо, посчитал своим долгом отомстить за начальника. Без приказа последнего и не особо заботясь о том, кого ещё он мог задеть. Оцепенение, сковавшее Леди Боль, продлилось всего секунду - ровно до того момента, пока майа Севера не разразился гневной тирадой. И пусть всё, что обрушил Больдог на орка, было правдой, Птица искреннее не понимала, почему ему было просто не назначить ему дисциплинарное взыскание в соответствии с нарушением военного Устава? Почему майа орёт на него так, словно орк чуть не попал... ну, допустим, по Мелькору?
И в диаметрально противоположном месте орали уже эльфы, помогая раненной подруге. Её боль была слышна Куалмэ так, если бы она играла всеми красками и оттенками прямо у самого её уха. Столь знакомая, такая мучительная, острая, способная самое непроницаемое и холодное выражением лица сделать гримасой. С вечно сомкнутых уст сорвать душераздирающий вопль.
Куалмэ попеременно направляла взор золотистых глаз то на бесящегося майа, то на грозящих семью проклятьями Мандоса эльфов. "Вы ненавидите меня - до боли. И это весело вдвойне." Остроухие боялись за своего командира, который хоть и не блистал умом, но был любим своими подчинёнными. Больдог боялся... наверное, за дисциплину, ещё за то, что неизвестная женщина может опять сковать тела его подчинённых болью. Камень преткновения был в том, что обе стороны так яростно желали растерзать друг друга, что готовы были прыгать через головы. Свои. И чужие. Противостояние началось ещё с Первого Хора. Сегодня в него втянуты все.
"И зачем?.."
- Я в порядке. А вот эльфийка не очень, - сказала леди, привлекая внимание генерала Севера, - Не знаю, какие в Ангбанде порядки и как у вас воспитывают солдат, но практически уверена, что слова не всегда имеют нужную силу. Здесь главное донести смысл, - бледная рука, заключённая в узкий рукав, потянулась в сторону синдар - майэ впитывала ощущения раненной эльфийки, свежим "ядом" наполняя свою Музыку. После стольких подобных манипуляций у самой женщина это чувство знатно притупилась. Болевой порог был не просто высоким - он был выше чем у большинства воинов, закалённых боями и терпевших ранения различной тяжести, но приученные терпеть. Полученный букет ощущений Куалмэ столь же легко влила в тело стрелявшего орка - не сразу, не полностью. Медленно, постепенно, по капле. Он чувствовал, что его стрела сделала бы с ним, вонзись она в его тело. Но самым странным было то, что он сейчас страдает вместе с ненавидимой им эльфийской женщиной - полностью аналогично. И понимает её как никто другой. Лучше их обоих понимала разве что сама авторша такого нетривиального нравоучения - без слов, без крика. Куалмэ учила ощущениями.

0

14

    Зря майэ думала, что Болдог ограничится одними лишь словами. Слова нужны были, чтобы выпустить пар, чтобы напомнить, чтобы донести суть, чтобы научить, но ими дело никогда не ограничивалось. Пустой трёп – был не в духе самого Севера, где словам предпочитали действие. Однако, говорить им при этом не возбранялось (возбранялось трепаться). И он уже точно знал какому наказанию будет подвергнут нарушивший приказ солдат.
    Ругань его прервалась ровно в тот момент, когда заговорила Леди Боль. Всё ещё разгорячённый, он бросил на неё недовольный взгляд исподлобья, но тот быстро смягчился. Поджал губы, словно вспомнив что ругань при женщине не делает мужчине ровно никакой чести – но этот жест оказался скрыт маской.
    - Не волнуйся, - после крика его голос сел и теперь в нём слышался лёгкий хрип. – Он будет наказан по всей стро…
    К сожалению, майэ его ответа не дождалась, пустив в ход свою музыку. Против манипуляции над эльфами он не имел ровно ничего, они интересовали его лишь в рамках способностей, которые демонстрировала Леди. Вот она впитывает в себя боль, не поглощает, но делает частью себя, принимает, страдает за другого, принося эльфийке облегчение. Но затем страдание это обрушивается на его солдата… Тот вскрикивает. Орки вздрагивают, начинают суетится, недоумевают… сверлят его взглядом, ожидая действий.
    Демон морщится, с сожалением опуская взгляд, и сжимая в руке эфес меча. Через мгновенье поток музыки устремился вверх обретая форму небольшой ледяной сферы обладающей, однако, скоростью и силой хорошего удара… нацеленного прямо в голову.
    - Я ведь просил… - выдохнул Болдог, запустив в майэ «снежок». – Не трогай моих орков.
    Майэ, потерявшая от удара сознание, полетела вниз, несколько секунд бессмысленно и некрасиво кувыркаясь в воздухе. Большие чёрные крылья при этом то складывались, то расправлялись, напоминая трепыхание флагов, отданных ветру. Но спустя эти самые несколько секунд холодный ветер подхватил её, замедляя падение ровно настолько, чтобы генерал успел преодолеть разделявшее их расстояние и поймать её.
    Пару секунд, он просто молча смотрел на лежавшую на его руках женщину. Грудь её неспешно вздымалась и опадала, голова была закинута назад и обнажала белую шею и плавный изгиб челюсти. Волосы смольным потоком спадали вниз и колыхались на ветру, крылья были разбросаны, точно у падшей с неба птицы. Коей она и являлась, в каком-то смысле. Он не рассчитывал на такой исход, как-то слишком спонтанно всё вышло, само-собой, но был ли он им недоволен? Минуту назад он не знал, что будет делать и какими словами удержит подле себя, но она сама дала ему ключ… да и был ли у него большой выбор? Он не имел ровно никакого права проигнорировать выпад майэ, да и мир у них был только с эльфами, а она… судя по звучанию и словам Леди Боль была одной их одиночек, живущих обособленно и по своим собственным законам.
    - Что ж, - выдохнул он выходя из оцепенения и поудобнее перехватывая свою ношу и её крылья. – Теперь ты наша пленница. Поздравляю…
    На лице демона мелькнула неопределённая улыбка, но маска как всегда всё скрыла.

0


Вы здесь » Эндор » Архив отыгрышей Тёмного Блока » Perfer et obdura! 5 год СиЛ, середина лета