Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Добро пожаловать на ФРПГ “Эндорэ: Новая история”!

Мы рады приветствовать тебя на нашем проекте по Первой Эпохе и будем вдвойне рады, если ты останешься с нами надолго, внеся свою лепту в историю Арды.

Концепция нашего форума: “Неканон со свободным сюжетом”.
Подробнее об этом можно прочесть «ЗДЕСЬ».

Система игры: локационно-эпизодическая.
Мастеринг: смешанный.

Также стоит учесть, что форум имеет рейтинг 18+.
Если тебе уже есть 18 лет и тебе интересно, что мы играем, ты можешь воспользоваться аккаунтом “Профиль читателя”.

В общем думай, решайся и жми “Игровой старт”!
Будет интересно ;)
07.07.17: 📌 Дорогие игроки и гости проекта! Наш форум временно уходит в «спячку» 💤 в виду того, что у большинства игроков началось лето 🔥 и сплошные поездки. Игра переходит в вялотекущий режим (т. е. играем, но очень меееедленно 🐌). Мы не закрылись и не «умерли». Для нашего проекта это нормальная практика и совсем скоро форум вновь станет активным. АМС желает всем прекрасного отпуска и отдыха! До встречи здесь! 😜
24.06.17: 🎉 АМС спешит поздравить Нэниэль с Днем Рождения! 🎀 Мы желаем тебе счастья, успехов и огромного океана здоровья! Оставайся такой же красивой и милой всегда, а мироздание обязательно будет улыбаться в ответ :) 🌻
21.05.17: Дорогие наши игроки! АМС проекта решил ввести на форуме новую категорию: «Аман. Владения Валар и майар». Здесь все желающие смогут отыграть свое аманское прошлое (флэшбэком). Нолдор смогут сыграть Исход и не только, Мелькор — пленение и беседы с Намо. Валар и майар — отыграть свой уклад жизни и быта.
АМС показалось, что это может быть интересным и поэтому форум открывает позиции на новые «Роли». Ждем ваших анкет ;)
21.05.17: 🎈 АМС сердечно поздравляет Куруфинвэ Атаринкэ с Днем Рождения! 🎁 Мы желаем тебе огромного здоровья, удачи и творческих успехов! А еще оставаться таким же искусным мастером слова и дела! Мы очень рады, что ты с нами! 🎂
19.05.17: АМС спешит сообщить потенциальным игрокам и игрокам действующим о том, что мы приняли решение открыть Блоки.
Теперь Светлый и Тёмный Блоки открыты не только игрокам, но и аккаунту «Читатель». Поэтому все, кто так отчаянно пытались узнать, что же мы играем, теперь смогут это сделать и утолить своё поистине грандиозное любопытство ;)
Действующих же игроков мы еще раз поздравляем с этим событием — наш форум шёл к этому решению несколько лет! :3
18.04.17: Наступила полноценная весна, (у всех там снег растаял?) и наш форум сменил дизайн. АМС надеется, что всем игрокам он придется по вкусу! ❤

На наш проект нужны Первый, Второй и Третий дом: кто именно – смотрите во вкладке «Акции»., а так же нам нужны гномы и люди - на них у нас поистине грандиозные планы :)

В общем, если коротко и тезисно: нужны все!
Накормим печеньем, нальем контрабандную какавушку и вгрузим в увлекательные квесты.
Весна идет - игре дорогу!



Ринганарэ
610-987-677

Готен-Бау

faithiss

Лютиэн

614-437-569
star_flier
Партнеры

Царствие Иггрово Сайрон:  Dragon Age: Ante Bellum Quenta Noldolante  Колесо Времени: Пути Узора Олроф Альтернативное Средиземье ждет вас Once Upon a Time: kaleidoscope of tales The Elder Scrolls: On the Edge of Insanity NIMB&AMIK
Каталоги и счетчики
Игроков просим кликать на верхний баннер каждый день :)

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Форролл, рекламные объявления ФРИ, общение админов и мастеров

Эндор

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Эндор » Архив отыгрышей Светлого Блока » Королевство кривых зеркал. 5 год Солнца, начало зимы


Королевство кривых зеркал. 5 год Солнца, начало зимы

Сообщений 31 страница 45 из 45

31

[NIC]Морифинвэ[/NIC]
[STA]Мрачный[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c628324/v628324808/2d960/mRrpZ1DCJqg.jpg[/AVA]
[SGN]Только одна у нас ныне надежда -
Что же с того, что земля нас не держит?
(Финрод-зонг)[/SGN]
А тем временем препирательства продолжались. И естественно ни одно из слов перводомовцев не возымело должного эффекта, у Врага на всё нашлись ответы. Мрачный решил не говорить больше ничего, поняв, что всё равно это бессмысленно будет, а на кой тогда ему и дальше посылать слова в пустоту.
И тут, когда меч Турко оказался сломан, Четвёртый понял, что то, что их с Курво клинки по-прежнему оставались в ножнах, было на пользу им всем. Ибо если до Турко простая истина не дойдёт и после этого, то придётся объяснять брату простые истины самым наидоступнейшим способом из возможных. Хотя тут уж неизвестно. По идее для воина лишиться оружия столь... постыдным способом, да ещё не в бою, позор. Но сейчас-то не до этого совсем. Просто ещё один, лично от Турко, пункт в уже довольно длинный список того, за что нужно будет отомствить.
Морьо покосился на Курво и, увидев его, вернувшимся к ним со взятым у одного из стражей клинком, одобрительно кивнул. Вот только Пятый не собирался им размахивать или ещё как-то проявлять своё отношение к происходящему и к тёмным. Держал его просто в руке, ножен-то у него не было, а просто из-за пояса доставать неудобно будет, если вдруг понадобится, а понадобиться он может, благодаря Охотнику и его нынешней дурости, в любой момент.
В это же время послышалось осанвэ менестреля. Осанвэ с приказом. Похоже, Кано наконец решил привести Турко к порядку этим способом, когда другие уже не действовали, а ситуация преобретала всё более напряжённый и опасный характер.
Пока Кано менял место дислокации и смотрел исключительно на старшенького, Морьо смотрел преимущественно на Турко. Это ему и помогло, он успел заметить начало движения, начало выпада, могущего одновременно и помочь Первому Дому, и испортить всё, что ещё можно испортить, и принести неприятности вплоть до смерти самому Охотнику. Думать и прикидывать, что будет сейчас правильно, и что на этот счёт подумают братья, было некогда. Хорошо ещё, что расстояние между ними было совсем небольшим, а менестрель так удачно вышел вперёд. Мрачный без предупреждения выбросил кулак вперёд и вниз, ударяя по запястью и кисти брата, сбивая угол наклона остатка лезвия и траекторию удара с расчётом свести его к более безопасному или и вовсе свести на нет. На то, повредил ли удар руке Турко, обращать внимание было некогда. Как и на то, повредил ли выпад и как именно. Резкий разворот к брату, захват повыше локтя и рывок назад.
- Приказ, Турко. Не слышал что ли? - Негромко, но яростно Охотнику.- Кано приказал не трогать их. - И уже без разницы, что осанвэ закончилось прямо перед тем, как Турко атаковал. Главное, что оно было.

+1

32

Война — преступление, которое не искупается победой.

Был ли смысл отвечать каждому по отдельности или всем сразу? Наверное, уже нет, ибо они не слышали и не хотели слышать - тогда к чему слова, зачем повторять одно и то же несколько раз, коль словно не с живыми существами говоришь, а с каменной стеной, и коль иногда даже каменные стены отзывались на речи Первого намного более активно и понятливо. Вспышка злости и разочарования гасла, как гасло бы мерцание угля в безветренной ночи, когда никто и ничто не разжигало его более - так и эмоции Валы утихали, схлынывая с феа отливом бессмысленного и мешающего аккорда. Мелькор смотрел прямо на стоящего напротив Туркафинвэ - словно бы взглядом своим не отпуская его ни на шаг от себя, не позволяя развязаться этому узлу непонимания и ненависти - с одной стороны и всепонимания, но горечи - с другой. Вокруг них родилось оживление: кто-то засновал и шаги его или их придавали, казалось, скованному пространству элемент живости и натуральности. Мятежный видел и замешательство феанариони и напряженное выражение лиц своих спутников, слышал он и отброшенный в сторону мыском сапога камень, и приглушенный лязг вынимаемого из ножен меча своего эльфа - реакцией на оголенную сталь в сторону айну - но что-то в этой мезансцене было статично и натянуто, как натянуты были в тот момент времени тетивы дозорных промеж веток деревьев, чьим роковым решением в тот миг было бы выстрелить в них, и почему-то лишь шаги верных солдат лагеря Перводомовцев разбавили статику в ощущениях Мелькора - именно эти звуки по талому снегу заставили его ртутно-серые глаза сомкнуться ресницами, ловя кончиками их вновь потекшее время - раз, два, три...
Последнее, что услышал он четко и явственно, будто бы на ухо прошептали, были слова Келегорма о том, что они не боятся войны и все равно не уйдут. Последнее, что подумал айну отчетливо - молчаливым ответом на его заявление - было: "Как же вы любите кровь, глупцы..."
А затем кровь все таки пролилась.
Стоящий напротив и очень близко к Вале феаноринг, сделал резкий выпад в его сторону остатком своего меча, явно желая перерезать искалеченной сталью алебастровое горло Мелькора - и всю ненависть, всю злобу свою светловолосый эльда вложил в этот удар, всю обиду и горечь, непонимание и боль - местью столь жгучей, что не только бы горло перерезать, но и сжечь - развоплотить - как когда-то его верные балроги, его лучший балрог, сумел и посмел убить его отца - да только тогда Феанор нес войну Арде на острие меча, а ныне Мелькор принес мир им в своих обожженных ладонях. Да только мир - не Камни для Первого Дома, он не так интересен и важен, ибо мир - это зеркало, которое показывает каждому человеку его собственное отражение и насколько же ужасно оно для давших тогда Клятву в Амане, раз желают нести они лишь боль, кровь и смрад и не желают глядеться в зеркало это. Но все было в выпаде этом, и если бы в последнее мгновение, поистине с молниеносной реакцией, брат Келегорма не сумел бы ударить нападающего по руке, то обломок меча достиг бы цели, и кто знает тогда, как повернулось бы время и история, но эльф успел - вектор удара был сбит, сталь скользнула обломным острием диагонально вниз, рассекая айну не горло, но грудь и живот - глубоким порезом - кровоточащей раной - которая кровью своей за несколько секунд пропитала и черный мундир его и начала сочиться прямо на снег - алыми кляксами на белизне.
Первый из Валар отшатнулся, отступив на шаг под натиском удара и еще не в полной мере осознавая произошедшее, лишь искалеченную руку на живот положив и глаза резко распахнув на совершившего это - не страхом за себя, но ужасом за них - за последствия действия свершенного сейчас и здесь - в миг, когда ничто не могло это спровоцировать - только не так топорно все разломать, только не так глупо все перечеркнуть...
А в следующий миг пришла боль - алыми вспышками перед глазами запульсировав и зазвенев в ушах, перекрывая и ужас и горечь, лишь колени почувствовав ватными, айну еще на несколько шагов отшатывается назад, прижимая ладонь к ране - все также к животу - пытаясь унять, удержать методично покидающую его фана кровь - она не черная, не смердит, не ядовита - она ничем не отличается от крови любого из них - светлых - она также дарует жизнь и жизнь отбирает и пусть Валар не умирали по-настоящему, но так эльдар тоже, да только легче ли от этого тем, кто остался и тем, кто любит?
В тот миг, когда спина Первого наткнулась на ствол дерева, ноги полностью отказались держать его в вертикали и, подломившись своей изящной фигурой, Вала сполз на землю - коленями в снег, все еще держась за живот, второй же рукой вцепившись в черноту коры, разрывая последние целые перчатки - на левой руке. Алое марево перед глазами искажало видимое, а звон в ушах, перешедший в набат, не давал ничего слышать, но несмотря на это, Мелькор успел посмотреть на Нельо и Анкалагона и едва заметно кивнуть им, попытавшись улыбнуться - вложив в этот кивок все - разрешение, ободрение, одобрение - а в улыбку свою - еще и любовь. После чего сполз еще ниже в снег и глаза серые прикрыл - начинало мутить, а железный привкус крови во рту не давал сосредоточиться - Тема его уже не гремела, а тихо текла, как текла сейчас кровь айну прямо на снег и с каждой каплей Музыка утихала сильнее. Когда же докатилась до сознания Валы вся абсурдность этой ситуации, вся эта почти что фантасмагория - он через застилающую его сознание боль улыбнулся, обнажая порозовевшие от крови зубы да так и сидел, улыбаясь, пока тонкая струйка жидкого кармина на потекла из уголка изломанного в этой саркастической улыбке рта - первой каплей ставя точку в этих провальных переговорах.

+3

33

Мгновения.
Точки в пространстве.
Одно, второе...
Третьего уже не последовало — бесплотно-незримая, бледно-замершая плоть времени разорвалась миллиардами искр.
Тело действовало быстрее разума, Майтимо, так беспечно посчитавший, что его брат не совсем кретин и ещё хочет пожить на этом свете, попросту не успевает... да ничего, к слову, не успевает.
Лошадь, испугавшись, ржёт и отшатывается от собравшихся, уносится, не дожидаясь ни развязки, ни пока её поймают недовольные таким исходом хозяева, но этого нолдо не видит. Уже.
Отправь этого глупца к Намо! — прямое осанвэ, адресованное дракону, несёт на хвосте звон сорвавшихся оков, они будто материальны и их бряцанье о чёрный от крови камень слышится на грани сознания; Турко только что сорвал последний барьер, остававшийся между ними и старшим. — Рви, но не увлекайся, жизнь Валы напрямую зависит от твоей скорости... — хрустальным крошевом паники и осознанием собственной бесполезности, будто признанием и в то же время мольбой: быстрее!
О нет, ни об какое дерево удариться старший из феанорингов Мелькору не даёт, подхватывая и взваливая его практически невесомое в сравнении с самим эльфом тело, так, чтобы одна рука, та, что с мечом, оставалась свободной. Их отход на Анкалагоне, самому Майтимо важнее чувствовать под пальцами ток жизни того, за кем он воспоследовал и кому приносил Клятву, хотя разум и подсказывает, что его ощущения иллюзорны и невозможны из-за толщины доспехов и существуют лишь в воображении. По фалангам перчатки стекают струйки крови, и эльф бы рад быть нежнее, но рану зажимает с силой, настолько, насколько вообще может.
Имея опыт и не имея возможности, Нельо перестраивается: все его рефлексы направлены на движения более мягкие, не травмирующие, не будоражащие и без того ослабленное тело айну; он уходит в глухую защиту, не имея возможности атаковать. Шаг за шагом они вдвоём отходят, ступая назад себя, давая Анкалагону поле для размаха.
Звон.
Стук копыт по бескрайней степи и пыль в глаза... воспоминания.
Будь проклят Туркафинвэ и жажда братьев во что бы то ни стало продемонстрировать свою слепоту! Будь проклят безотчётный фанатизм, уведший Первый Дом от идеалов, вскормленных не на беспрестанной войне, но на поиске нового дома вне пределов Амана!
Канафинвэ, не сводивший взгляда со старшего, возможно, единственный кто заметил взгляд, обращённый к братьям — стальной: Нэльяфинвэ боле не видит перед собою семью, но врагов — и в верности суждений только что признался выпад Охотника, подписав кровью Владыки Севера невозможность мира.
Любому, кто приблизится к нему сейчас, он без колебаний перережет глотку, даже если потом придётся платить мирозданию собственным адом и невозможностью его прекратить.
Быстрее же!

Отредактировано Майтимо (04-01-2017 03:14:09)

+1

34

Исказят эльфийские языки произошедшее: Враг пришедший с миром окажется вероломным негодяем, явившимся к вратам Первого Дома, дабы разрушить их дом, но смелость и отвага Третьего сына Феанаро уберегла нолдор от беды, ибо обратил Туркафинвэ обломок меча своего супротив Врага и первым нанёс удар.
Так скажут светлые, уже не впервой всячески обеляя себя и очерняя тёмных. Анкалагон же впервые своими глазами видел подтверждение всему, что ему говорили о чужеземцах. Убийцы, предатели, мятежники. Нет дома, нет государства, нет друзей. Они провели черту, и кто переступит её - тот уже не с ними, будь то один из Верных или кровный брат.

Змей Ангбанда рванулся к Отцу всего секундой позже замаха блондинистой башки. И если брат его, Морифинвэ, не успел полностью сбить удар, то Чёрный подоспел к месту падения Валы лишь вторым. Рыжий успел подхватить его, послав дракону осанвэ и всё ещё держа меч наизготовку. Всего какое-то мгновение взгляд багровых глаз был направлен на сочащуюся рану, на пропитавшийся кровью мундир, на бледную бескровную улыбку. Вместе с алой жидкостью жизнь утекала из этого тела. Отец терял сознание.
Он закричал. Ему казалось, что его рычащий басовитый крик уже должен был разорвать реальность в клочья, смять пространство и время в тугой клубок, стереть в лица Арды зелень лесов, зубчатость гор, ковры цветов и трав. Но взрывалось и разрывалось лишь феа Чёрного, ибо кричало именно оно - Нотами-нитями связанное со своим Творцом и словно вздумавшее умереть вместе с Ним.
По лицу заходили желваки, руки сжались в кулаки, кожа словно бы туго натянулась - вот-вот пойдёт трещинами прямо по волевому подбородку и далее. А сквозь истончавшуюся оболочку как будто было видно мерцающее сотней огней феа - необычно холодное, режущее глаза в своей ледяной ярости.
"Он велел никого не убивать."
Осанвэ для Нэльяфинвэ звучит огромной досадой ящера. Пусть Вала велел слушаться теперь и рыжего, но его прошлые приказы имели бОльший вес, чем этот нынешний.
И оболочка всё же пошла трещинами. Феа стало тесно в эльфоподобном теле, и ныне ему предстояло отбросить эту скудную упаковку. Сбрасывая эту "одёжу", как майар - фана, Анкалагон стремительно увеличивался в размерах, обрастая обсидианово-чёрной чешуёй и шипами, рогами, когтями и становясь на четыре могучие лапы. Он вырастал выше деревьев, на которых засели лучники, вскоре стоящие перед ним ворота, если их разобрать, могли послужить ему разве что зубочистками.
Перед феанариони предстал первый дракон Арды. Вертикальные зрачки в окружении полыхающего огнём багрянца уже выискивали первую жертву. И крик, что не смог тогда исторнуть из своей груди Анкалагон-двуногий, ныне вырвался оглушительным рёвом из пасти зверя, от которого сотряслась земная твердь. Он сделал шаг назад, ещё - тушу массивную перемещая и разворачивая боком к воротами, а затем замахиваясь хвостом, чтобы сломать "дверь", через порог которой их не соизволили пропустить хозяева. Массивный шипастых хвост сбил коней и мог снести любого, кто оказался бы на линии удара. С треском бронированная плоть встретилась с творением эльфийских рук, разнося в щепки и засыпая ими всех, кто не успел вовремя убраться.
"Морно, живо дуй на Юг, к нолдорскому лагерю. Привези целителя. Отец ранен."
Короткое повелительное послание было отправлено младшему дракону. Анкалагон подозревал, что Отец имел шансы не доехать до Ангбанда - рана была глубокая. А бинтов и хоть каких-то целебных элексиров (тех же кровоостанавливающих ) у них не было. Из известных Чёрному быстрых летунов с большей охотой он доверил это дело брату. И Морнеровал не посмеет ослушаться приказа вожака.
Хвост шлёпнулся дохлым удавом возле Нэльяфинвэ. Взбираться на спину дракону своими силами, особенно с телом на руках, - "миссия невыполнима". А при учёте начавшегося хаоса - ещё и "миссия невменяема". Транспортировка на спину путём цепляния за хвостовой шип с дальнейшим переносом на этом самом хвосте пассажиров на спину - гораздо быстрее и удобнее. Но для этого эльфу пришлось бы убрать меч, потому как вторая рука была занята Мелькором, которого он точно не выпустит из рук.

Отредактировано Анкалагон (04-01-2017 14:17:11)

+1

35

Чем конкретно Туркафинвэ был сильнее шокирован, сказать было трудно - то ли поведением Четвёртого, то ли тем, что удар так легко прошёл и ранил Моргота... не без "помощи" Морьо. В потрясении от столь удачного результата Третий даже сделал пару шагов назад, рассматривая сперва окровавленный обломок, потом случайно перевёл взгляд на бывшего брата - и вздрогнул от читающейся во всём его обличье ненависти. "Он, что, и впрямь наделся, что придёт к нам в компании с Морготом - и после этого мы его радостно примем? Или что это был за... " Додумать Тьелкормо не успел - второй из Тёмных начал превращаться, превращая ситуацию в критическую... и вот именно сейчас оставаться на месте уже было действительно смертельно опасно.
- Уходим. Все. Быстро. - Однако, вразрез со своими словами Туркафинвэ отступать в лагерь принялся медленно и не сводя глаз с дракона - и словно зачарованный наблюдал за тем, как от удара хвоста мгновенно погибли ворота... на какой-то миг промелькнуло сожаление о труде мастеров, что ворота создавали, но мгновенно опять переключился на главного сейчас врага.
- Лучники! Бейте по глазам! - В попытке перекричать далеко не тихого дракона нолдо не отдавал себе отчёта в том, что рискует сорвать себе горло. Впрочем, в текущей ситуации это было не важно.

Отредактировано Келегорм (05-01-2017 03:50:04)

0

36

Мастерская вводная:

Мелькор написал(а):

Только лишь рука в карман штанов упрятана да пальцы - там - теребят обрывок шерстяной нити такой крепости, что ни порвать ее, ни расплести не удастся никому из ныне существующих. Нить эту Вала забрал из чертогов Мандоса - компенсацией за невыносимые минуты там, за те знания, которым поделился с ним Намо и которые стремились уничтожить самую суть Валы. Та нить - обрывок из мотка Вайрэ, нить, способная путать и смещать вероятности, способная вплетать в себя и собою - плести - историю этого мира - но только на длину самой себя. Тот обрывок, что был сокрыт в кармане его брюк, Мелькор принес с собой сюда вместо любого из оружий и длины нити хватило, чтобы изменить вероятности полета стрел, нацеленных прямо на них - выстрелив, эльфы-разведчики попадут в своих - эльфов-разведчиков насупротив, как бы при этом точно они не целились - в них.


В связи с тем, что персонаж в своем посте указал вышесказанное (магическое изменение траектории полета стрел), то выстрелы лучников имеют указанные последствия, а именно: выстрелы, направленные на кого бы то ни было, все равно не попадут в цель, а поразят других лучников - напротив.

0

37

Куруфин, поражённый всем тем,  что сейчас ему приходилось наблюдать, просто замер на месте. Он не проронил ни слова, не шевельнулся даже тогда, когда острая сталь прорезала грудь и живот Тёмного Валы. Всё что он мог сейчас делать- это стоять на месте и обдумывать всю эту картину. Сначала, когда Мелькор попятился назад, держась за кровоточащую рану, Курво казалось, что всё это не по настоящему, что он видит галлюцинации, либо он вовсе заснул от скуки, и это всё сон, но когда он убедился, что всё же это реальность, первой мыслью была идея о том, что Враг притворяется, не понятно только зачем. В голове Куруфинвэ никак не укладывался тот факт, что Мелькора, с которым Валар столько воевали, которого считали таким грозным и сильным, почти непобедимым, можно было вот так вот просто ранить обрубком меча. И не просто ранить, а больше…Вот он, такой некогда страшный и грозный уже сползает на землю от одного маха острым лезвием, а Майтимо бросается ему на помощь, своему Господину, который уже чуть ли не в предсмертном состоянии.  Да, Тёмный явно не притворялся. И кстати, когда мировоззрение  Рыжего успело променять свободу и небо  на подчинение и стены гнусной твердыни?

Но из состояния шока его вывела даже не трансформация Анкалагона и крик, а вдруг вдребезги разлетевшиеся ворота лагеря Первого Дома. Очнувшийся от раздумий Курво еле успел отпрыгнуть от крупных частей, но вот более мелкие, разные щепки, да незначительные кусочки всё же осыпали Искусника таким своеобразным дождём, от чего тот поморщился и недовольно прорычал какие-то ругательства. 

Больше разворачиваться и уходить за стены лагеря не хотелось- наконец обстановка становилась интересной, пусть и крайне опасной. Но ведь все уже давно поняли, что инстинкт самосохранения у средних Феанароинов  функционировал не особо хорошо. Потому Атаринкэ отошёл чуть дальше от места, где когда-то были ворота, а теперь лишь гора мусора, и настроился наблюдать за набирающей интересный сюжет сценой. Немало внимания занимало то, как его бывший старший брат теперь бросался на помощь Мелькору, заботясь о его ране. Искусника не переставал мучать вопрос о том, когда же именно в Майтимо произошли такие перемены: «Сразу ли тот позорно сдался Врагу, или же долго терпел плен и пытки, прежде чем был сломлен.  А что если тень предательства давно таилась в его сердце, а так слепо верующие в своего старшего,  братья попусту не заметили этого?».

0

38

Он стоит к ним спиной, а потому не видит ни замаха Турко, ни удара Морьо, ни мига, когда стальной обломок таки достигает цели и становится причиной дальнейших событий. Он всё ещё смотрит на Нельо. Смотрит и видит происходящие с ним перемены, видит и движения, и выражение глаз. Видит и не может отвести взгляда...
Голос Морьо за спиной... Что? "Ну я же просил..." Мысль. Короткая, болезненная и какая-то обречённая. Миг. И всё меняется, закручивается, набирает скорость... А он по-прежнему смотрит. И видит. И понимает. Миг. Только миг он видит этот взгляд. Но и этого довольно. Шаг назад, и он закрывает глаза. Больно. Этот взгляд ранил сильнее даже, чем мог бы ранить клинок, который так и не был пущен в дело. В отличии от его собрата, даже в таком виде испившего такой желанной крови того, против кого по сути и ковался. Рану от клинка залечить можно. Рану от такого взгляда, точнее от взгляда именно Нельо... Сколько раз в Тирионе доводилось ему видеть, как старший сердится за что-нибудь на братьев, как ругает их, как злится даже. Но никогда он не смотрел вот так... Вроде как всё поменялось местами, и они вместо тёмных тварей, а он в войске, идущем очищать от них земли Эндорэ. Теперь бессмысленно, всё бессмысленно... Теперь видно, что средние правы, нет больше их старшего брата, есть неизвестный, чужой и враждебно настроенный к ним эльф, которому ничего не будет стоить выйти в бою против кого-то из них. Выйти и убить. Ибо не братья они для него сейчас. Так... Тяжело и больно...  И вдруг вспомнилось.... Не к месту конечно, но... Да, этот выход был бы справедливее, чем то, что случилось с братом. Справедливее и милосерднее. Вспомнилось...
"...Как не к себе - к тебе мы звали смерть...
Любую, хоть какую, но - скорее."

Было то стихотворением. Было... Но вспомнилось сейчас только это. Наверное потому, что вот она - смерть. Смерть именно для того Нельо, какой попал в Ангбанд. То же, что сейчас, уже иное.
Он бы наверное так и простоял, пока всё не закончилось, и тёмные не удалились бы. Если бы не трансформация дракона прямо в нескольких шагах от него и крик Турко за спиной. И время рассыпалось...
Кано вздрогнул. Повернувшись лицом к Охотнику, ухватил того за рукав, намереваясь таки увести его в лагерь, рраз уж теперь даже и он туда захотел, только не идёт чего-то. Но в этот момент трансформация завершилась, и дракон то ли зарычал, то ли заревел, при том так, что у менестреля на некоторое время даже уши заложило, и говори ему кто сейчас хоть в самое ухо, не услышал бы. А потом огромный хвост ударил в ворота так, что те разлетелись шепой, а ведь были далеко не тоненькими и резными створками, подобные валмарским произведениям искусства. После чего на стене и за проёмом ворот кажется началась суета и беспорядок. И в это время Турко вздумалось что-то покричать куда-то вверх. Естественно сие оказалось бесполезным, ибо лучники, которым приказ предназначался, оного приказа не услышали из-за поднявшегося шума и потому, что попросту не обратили внимания на лорда, переключив всё внимание кто на проём и происходящее за ним, кто на возвышающегося перед стеной дракона, гадая, что тот сделает дальше, и не лучше ли будет убраться со стены прежде, чем на неё может обратиться внимание ящера. Кано помотал головой, пытаясь восстановить слух, но безуспешно. Потому он всё-таки потянул брата в проём, предварительно убедившись, что хвост больше туда не вернётся, и им не грозит судьба воротных створ.
- Не кричи. Пошли. Теперь уж точно пора убираться отсюда. - Коротко произнёс он, даже своего голоса не слыша, но надеясь, что имеющий навыки разведчика Турко сумеет либо услышать, либо по губам прочитать. Нужно было уходить. А то он совсем не был уверен, что в следующий момент их не снесут ударом хвоста или лапы.
Ворота оказались на удивление близко, но за ними творилось непойми что. Какое тут приказ услышать, тут вообще понять бы для начала, что происходит. Оказавшись за стеной, Кано будто бы растратил весь свой порыв к действию. и уже сам практически повис на брате. Силы начали ему изменять, слишком много их ушло на последние события, да ещё и тёмная Музыка била по ушам, и он слышит только её сейчас, слышит и не может перебороть её силу... Вдох, выдох, вдох... Скорее бы это уже кончилось... Больно... Он снова через силу вдохнул и закрыл глаза, пытаясь совсем не провалиться в пустоту. Нельзя, пока нельзя... Не сейчас, только не сейчас...

___________
*В посте использован отрывок стихотворения Нион "Маглор - Маэдросу"

Отредактировано Макалаурэ (08-01-2017 23:51:37)

0

39

[NIC]Морифинвэ[/NIC]
[STA]Мрачный[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c628324/v628324808/2d960/mRrpZ1DCJqg.jpg[/AVA]
[SGN]Только одна у нас ныне надежда -
Что же с того, что земля нас не держит?
(Финрод-зонг)[/SGN]
Однако. Целиться надо было удачнее. Обломок-таки нанёс удар и довольно сильный, хоть и условно не смертельный, если конечно помощь вовремя оказать. Так что в определённой мере Мрачный остался собою доволен, хоть и не совсем. Но большего он всё равно сделать не смог бы, так что уж что есть. А вот Мелькор оказался хлипче, чем можно было подумать. По крайней мере уязвимость у него была точно такой же, как у любого не защищённого кольчугой эльфа. Да и реакция хромает. Хотя... На кой ему-то отличные боевые навыки иметь, если у него целый Ангбанд орков, майар и тварей всяких. А вот дальше, после того, как Мелькор отшатнулся, и стало понятно, что рана глубокая, и по всей видимости задет крупный сосуд, а то и не один, Четвёртый сквозь зубы выдохнул пару фраз, общий смысл которых лучше было бы не анализировать в приличном обществе. Относилось это и к идиоту Турко, и к тёмным, которые даже своего правителя хотя бы в простейшую кольчугу не обрядили, и к самому Мелькору, который сам же и подставился под удар, раскрывшись перед вооружённым противником как полнейший неумеха, и к ситуации в целом.
И вот тут-то и началось всё самое "интересное"...
Увидев же трансформацию последнего из компании тёмных, Мооьо выдал новую тираду весьма образного содержания, которую, впрочем, почти не было дано кому-либо услышать целиком, ибо этот неведомый зверь ещё и заревел так, что на противоположном берегу наверняка слышно было, а потом вообще настолько обнаглел, что разломал одним ударом хвоста лагерные ворота. Что закономерно было сопровождено новой тирадой, в которой ну очень красочно поминалось где и в каком виде желает видеть его Мрачный, приложивший к возведению ворот свои руки и таланты, а также бывший закономерно ими полностью довольным. А тут такое.
Но тёмная тварь начала перемещаться по пространству перед бывшими воротами. И в опасной близости от этих перемещений застыл и видимо балрогов считал Курво. Помянув "ласковым" словом теперь уже не в меру задумчивого братца, Морьо подошёл и, насколько мог сильно, чтобы перекрыть шум, поднявшийся в лагере и отнюдь не бесшумные перемещения дракона, поинтересовался.
- Кузнец, а тебе что, отдельное приглашение надо? Тебе ещё Турко меч ковать. Так что пошли, не нужно дожидаться, пока тебя тут растопчут. - И, развернув за плечи, подтолкнул занятого созерцанием брата к проёму ворот, направившись следом за ним и следя, чтобы Пятый вновь на месте не застыл. А то у этой "зверушки" глаз на заду как-то не наблюдается, а места для перемещений ему нужно много, так что стоять тут нечего. Ну разве что пожелав быстро и болезненно окончить жизнь. Но делать это только потому, что одному на всю голову ушибленному кузнечным молотом эльфу захотелось в тёмные податься и теперь плевать с Тангородрима на родных братьев, как-то глупо. Так что уходить нужно. Что они и сделали.
А в лагере творился бардак. Прекратить который, кстати, быстро не получится. По крайней мере до того момента, как тёмные уберутся в свой Ангбанд. А сделать им это нужно быстро. Ибо насколько Мрачному было известно, старшенький талантами врачевателя наделён не был, а развоплощение Мелькора им совсем ни к чему. Вот как уберутся, Морьо и пойдёт наводить порядок. Пока же есть дела поважнее. Вон, стоят двое, и похоже, там не всё в порядке.
- Что у вас тут? - Подошёл Четвёртый к братьям, внимательно оглядывая представшую перед глазами картину. Нахмурился, но перехватил почти падающего менестреля, давая ему надёжно опереться о себя и придерживая, чтоб не упал. - Увижу эту ящерицу-переростка в том виде ещё раз, точно насую по роже, чтоб тише себя вёл. - Мрачно пообещал он, сделав вывод, что это после драконьего рёва и разнесения ворот Кано так не по-детски плохо стало. Ну не от созерцания же раненого Мелькора в самом деле. Что, Кано раненых не видел что ли. А этот... точно нуждается в корректировке внешнего вида. За ворота кстати тоже. - Чтоб он так Ангбанд однажды погромил. - Вслух возмечтал Морьо, кинув совсем не ласковый взгляд в сторону проёма в стене.

0

40

Ему казалось, что он лежит на мягком белоснежном снегу, что холод постепенно проникает в него сквозь жаждущие этого прикосновения поры, что он пробирается сквозь ткань одежды и обнимает его своими льдисто-хрустальными пальцами.
Холод.
Он потоками ручьев потек по тонким пальцам - вверх, достигая сердца и головы - лоб заломило, будто от сильного мороза, а потом появилось ощущение, что он в перине - мягкой перине абсолютного холода. Сознание покидало сейчас айну, оно утекало вместе с горячей алой кровью, оставляя после себя лишь охряную грязь, размазывающуюся под одеждой по коже и капающую на талый снег - оставляя вместо себя лишь убаюкивающий холод - без дрожи или намека на оцепенение - просто стерильная зима все больше и больше овладевала его фана. Более того, эти новые аккорды слышались и в Теме Мятежного - они, будучи не нотами, но отголосками звуков - их отдаляющимся эхом - их едва слышимым послезвучием - словно инеем покрывали сочленения нотных звучаний айну, узорами филигранного льда ложась на все тише звучащие аккорды его и заковывая Музыку Валы в серебряное безмолвие холода. Он все еще звучал, но хрустальный налет нового и непонятного отзвучия на исконном его звучании был хорошо слышим всеми, кто резонировал с Темой его изначально и теми, кто только лишь недавно начал резонировать... И ежели фана могут звучать в такт своими сердцами, то феа - аккордами, и все сейчас говорило о том, что аккорды Мелькора перестают звучать в такт... Лишь время, гремя секундами и складывая их в минуты, отбивало ритм происходящего, одно только время правит бал сейчас и именно оно решает кому жить, а кому - не зазвучать боле.
Вала приоткрывает и глаза и разом понимает, что не в перине мягкого снега он - в объятьях крепких своего эльфа - тот держит его опорой, стараясь рану поплотнее зажать и не дать карминовой жидкости беспрепятственно течь к их ногам, пропитывая собой и мерзким запахом теплого железа не только одежду, но, казалось, вообще все вокруг. Не было снега, не было дерева - падение лишь морок, он не на земле, а в руках того, кто Клялся ему всеми своими нотами. Впрочем, феа Мелькора - почти окованная инеем - все таки понимает, что не Клятва держит эльфийскую руку на ране с таким нажимом, который в обычный день не удастся повторить ему, не Клятва заставляет сыпаться с губ его осколкам паники - таким звонким, что сознание айну множит их и стеклянным набатом разбивает в голове. Не она, но боязнь потери - и это лучше и крепче всяких Клятв - в мире, где все создано музыкой и музыкой является по сути своей, эмоция - эта нота - крепче любого из слов, и несмотря на боль и этот холод, улыбается Первый тонкими бледными губами и говорит:
- Я мир в тебе найду в разгар войны. - голос его хриплый, он почти шепчет, хромность глаз своих уставив в пустоту, будто и сил уже нет на то, чтобы голову задрать и посмотреть направленно - прицельно - в глаза тому, кому столь речи откровенные сказал. - Ибо верю тебе и в тебя.
На этом все - все завертелось и дрогнула как будто бы земля под ногами, когда его прекрасное Творение явило всем, кто видеть мог, себя в изначальной ипостаси, но уже нельзя отличить было - то морок новый или же реальность - все сплеталось в голове и вертелось, и Мелькор закрыл глаза, чтобы не видеть ни разлетающиеся в щепки ворота, ни снующих эльфов - лишь звуки - крики, грохот, ругань, топот ног - стали аккомпанементом к черноте невидящего взгляда, но звуков этих было более чем достаточно, чтобы понять - у лагеря зреет паника и паника эта - заслуженная награда - по заслугам - всем тем, кто уши затыкает себе всякий раз, когда приходят говорить о мире.
На черной стороне закрытых век он рисовал себе в динамике картины, как Творение его грациозно и масштабно, как зло оно сейчас, ведь именно Творец вложил в него любовь к Арде и справедливость, а действие, развернувшееся здесь и сейчас противоречило вложенному в самую феа Дракона пониманию...
Последнее, что айну слышит, перед тем, как перестать чувствовать обнимающую и поддерживающую его руку Нельо и погрузиться в ту перину снега целиком, было тяжелое дыхание Майтимо, изо всех сил еще прижимающего свою ладонь к его ране - это почти хриплое, иногда прерывистое дыхание было для Валы в тот миг лучшей музыкой, какую способна породить эта гнилая насквозь - сочащаяся смердящим гноем - ситуация. Оно перекрыло и рев Дракона и крики чужих ему - сторонних - эльфов, которых задели обломки частокола и его разлетающиеся в разные стороны щепки - это дыхание было последней связующей нитью сознания Мелькора и реальности, но и эта нить, как та, что все еще лежала в кармане его штанов, не была бесконечной - как и та, она оборвалась - внезапно и бесповоротно: шум в его ушах исчез совсем - последним услышанным им вдохом Медноверхого, и если бы до этого он падал в обморок хоть раз, то этот раз - уже вторым бы был по счету.

Отредактировано Мелькор (07-01-2017 23:03:10)

+3

41

Велеть-то велел, да позднее, без слов, почти было дано позволение на действия. Впрочем, спорить нет времени: делая шаг назад, чтобы не угодить дракону под лапу и лучникам целью не стать, если те изволят стрелять, эльф оценивает ситуацию. Лорды Первого Дома о нападении враз забыли, не для кого держать меч — его-то он убирает в ножны. От стрел лезвием всё равно не отобьёшься.
От рёва дракона закладывает уши, земля под ногами мелко дрожит, кажется, словно недовольство Анкалагона просачивается в материальный мир вокруг, заражая его неистовством монолитного камня, чьё сердце шипит и хранит первозданную Тьму в душе. От этого рёва впору затыкать уши, прятаться от ярости рождённого Духом Севера, но нолдо лишь перехватывает тонкий стан Владыки. Он слышит — ответом недовздох-недоулыбка — и в обычное время разменял бы на обратные слова, но в нынешней ситуации его цель — сохранить.
Ни лишних эмоций, ни неловких жестов, теперь, когда у него свободны обе руки, он с заботой родителя берёт Мелькора на руки, следя за тем, чтобы не растормошить рану ещё сильнее. Майтимо слишком хорошо помнит и знает, чем опасен такой порез, знает, что бинтами делу не поможешь, что за болью последует шок, и его начинает мутить: отогнать картины и видения оказывается проще, чем притупить подступающий к горлу страх. Мир в его звуках и красках, тонет — единое полотно отображает морскую серость в пасмурный день. Майтимо никогда не любил море со всей его умиротворённостью в штиль и грозностью во время шторма, он слишком отчётливо помнил их единственное путешествие по воде, верно оттого и виделись ему синие просторы теперь — воспоминанием и настроением.
Подавленные эмоции отзывались тупой болью в висках, однако тело слушалось феаноринга преотлично. Ему ничего не стоило нести лёгкое, прямо-таки воздушное, а вместе с тем и непомерно хрупкое (так чудилось теперь) тело. Мнилось, точно Мелькор спит, и если бы не пропитавшаяся кровью одежда и не багровые разводы на собственных руках, Нельо бы обманулся, поддался мороку.
Если бы... если бы...
Милостиво подставленный трапом хвост ящера выводит из раздумий, Майтимо вмиг оборачивается действием, а не мыслями, отмирает и поспешно, легко ступая и умело балансируя, взбирается на спину Анкалагону, тепло прижимая к себе того, кого обещался защитить, но кого не сумел уберечь от проклятой ненависти нолдор. Его эльф закрывает от взглядов со стороны лагеря и возможных стрел спиной, Его тщится удержать и не дать провалиться в бесконечный мрак, Его, того кого ненавидел, придя в Белерианд, он так боится потерять теперь.
В Ангбанд! — и снова: быстрее же, быстрее! Ну!

Отредактировано Майтимо (09-01-2017 22:48:37)

+2

42

Багровые глаза всё так же неотрывно следили за копошением "муравьёв" в лагере и перед воротами. Нелепым ему показалось недостаточно быстрое отступление блондинистой башки. Да и ещё один феаноринг занял место "в первом зрительском ряду". Ясное дело - появление дракона перед нолдор было впервые в истории Арды. И всё же дерьмовый был у ушастых инстинкт самосохранения. Иначе бы уже быстро рассосались по норам.
Предоставив мощный хвост к услугам рыжего, дракон посчитал, что на данный момент сделал всё, чтоб Отец и его нынешний... ммм... телохранитель (лучше и не скажешь) оказались на борту единственного транспортного средства, которое могло быстро доставить их домой.
Из-за поднявшегося гомона его даже обстреливать не стали, хотя эльфийская стрела вряд ли бы смогла прошить столь толстую шкуру.
Феанариони укрылись за стеной, пройдя через в щепки разнесённые ворота. "И мне от этого смешно." Как будто это могло остановить могучего зверя. Сколько там в той стене? Три метра? Четыре? Толщина тоже смехотворная. Он мог её спокойно перешагнуть, не напрягаясь. "И это весело вдвойне."
Убивать кого-либо он не собирался, хотя тот хренов махатель мечом и заслуживал показательного сожжения. Но преподать ему урок он всё-таки мог. Чтоб впредь держал и язык свой в пасти и меч в ножнах, если не может сказать что-нибудь дельное, а меч способен обратить только против безоружного, хотя в поле зрения есть вполне себе вооружённые противники.
Урулоки весь резко подался вперёд, перегнувшись длинной крепкой шеей через стену и стремительно опуская голову. Захотят осыпать стрелами - пускай их.
Стоило Туркафинвэ избавиться от своей ноши, коей был привезённый северянами потеряшка, как его накрыла здоровенная тень, а затем один из зубов драконьих проткнул плечо эльфа насквозь. Анкалагону было бы проще заглотить его целеком, а вот опытом в аккуратных захватах зубами он не был наделён, потому нолдо едва не лишился руки, что держала меч. Не разжимая челюстей, ящер утащил его обратно за стену. Как раз в тот момент, когда его застало осанвэ рыжего.
"Один момент."
Дракон отходил от стены дальше, пятясь и чиркая когтями по земле с такой силой, словно силился высечь искры и начать тут пожар, а затем вновь опустил голову, чтобы выпустить эльфа из пасти и моментально пригвоздить к земле когтями - ещё горячими на кончиках из-за сильного трения.
- Не вздумай сдохнуть, крысёныш, - проревел хриплым рычащим голосом Анкалагон, - Через год я тебя найду.
Острый коготь второй лапы, занесённой над эльфом, прочертил через лицо третьего сына короля-безумца царапину, края которой были едва заметно обожжены. Ещё не месть. Так, клеймо на память. Ибо он не забудет и не даст забыть виновному.
Это мог бы быть его конец, потому как никто из братьев или Верных не успел бы на помощь. Но вот громадная тень больше не лежит на распростёртом теле, ничьи когти больше не терзают его. Чёрный наконец-то полностью развернулся, а затем пошёл на взлёт. Тяжкий процесс для такой туши, а потому Отца и Нэльяфинвэ успело потрясти. Зато уже на высоте не было никаких проблем, кроме сильного и холодного ветра.
Домой. Наконец-то домой!
"Не умирай... Пожалуйста, только не умирай!"
И даже если Творец его уже не слышал, он должен был это сказать.

+2

43

Уже в Третий услышал, что старший брат говорит что-то, и попытался было вслушаться - но слышно не было, а как только Канафинвэ оказался в руках Карнистира, так сверху через стену возникла драконья голова. Ему, что, мало?... Что-либо ещё подумать или ответить Четвёртому Турко не успел, только дёрнулся было за остатком меча - и понял, что того уже с собой у нолдо нет; вспоминать же, где потерял, времени уже не было - Третий оказался уже внутри драконьей пасти, и почти сразу рука будто взорвалась... в попытке уберечь хоть остатки гордости Туркафинвэ безотчётно почти сунул в зубы рукав на второй, свободной руке... Дальнейшее помнилось плохо, но земля под спиной ощутилась более-менее чётко, как и спившиеся когти, вот только спасительного кляпа в виде того же рукава уже не было... но некоторое время даже с криками боли ещё получалось удерживать сознание на волоске - пока лица не коснулся обжигающе-горячий коготь. Того, как на лице образуется приличная для этого места рана, и буквально всё вокруг заливается кровью, Туркафинвэ уже не ощущал...

0

44

Возмущённые крики старшего брата заставили Куруфинвэ оторваться от наблюдения достаточно зрелищной, но в это же время опасной картины, стремительно разворачивающейся перед лагерем Первого Дома. Хоть Искусник и понимал, что он не в силах что-либо сделать сейчас, желание к действию бежало по его венам, полностью пропитывая Феанариона собой,  а так хотелось всё же умудриться, ибо всем было ясно, что это начало точно не чего-то прекрасного. Скорее это старт ещё более суровых и горьких дней для народа нолдор. Но поняв, что всё что он сейчас может - это только усугубить ситуацию, Курво рванул за ограду лагеря, преодолевая препятствия в виде обломков ворот и громадного существа рядом. 
Внутри был полный бардак. Эльфы сновали туда и сюда, кого-то всё же задело разлетевшимися воротами, потому на улицу выбежали целители, поспешно осматривая раненных.
- Эй, смертельные случаи есть? – Курво схватил за плечо одного из пробегающих мимо служителей лазарета, и кивнул головой в сторону ворот, вернее места, где когда-то таковые существовали. – Много потерь?
- Нет, мой лорд, только раненые, да и те скоро поправятся. Сегодня нам повезло не потерять никого из нас….- Нагруженный разными бинтами и баночками эльф не успел договорить задуманное, ибо феаноринг резко дёрнул его плечо на себя, что тот чуть не выронил свою ношу.
Морда огромного существа появилась внутри лагеря и скользнула мимо Куруфина и его товарища, и снесла бы того с ног, вероятно, если бы кузнец его не одёрнул. Дракон явно не заботился о таком препятствии к своей цели, как нолдор, что не было удивительно- они для него словно букашки с острыми иглами.  Но когда Анкалагон схватил его брата, Атаринкэ сначала охватил ужас, сердце словно ушло в пятки в страхе за своего старшего. Только вот спустя несколько секунд, это чувство сменилось яростью, которая уже переполняла нолдо, а дракон уже тащил Туркафинвэ за пределы ограды.  Он бросился обратно, но подоспел уже к моменту, когда брат валялся на земле, а огромное существо спешило на север.
- Что за мерзкое создание, ты, погань Ангбанда? Наверно думаешь, что невероятно хорош собой и чудесен? Нет, тварь, ты создан злом, и Тьма породила тебя,  а потому ты вызываешь не страх и восхищение, как наверняка думаешь, а лишь отвращение и чувство жалости к себе, не смотря на размеры и мощь. Потому ты уже обречён на провал, ты проклят, а я прокляну тебя снова. Тебе не увидеть ни власти своего Создателя, ни его падения, ты сдохнешь раньше, поверженный воинами Запада. Твои стремительные челюсти ещё познают боль. – Переполненный эмоциями, Куруфин не мог сдержать речей, которые прокричал вслед улетающим Тёмным, но те даже вряд ли бы услышали их, и, закончив свои возмущения и проклятия, ходя вокруг раненого брата, он наблюдал за срочной работой целителя, который кинулся за ним следом, постоянно задавая нетерпеливые вопросы о состоянии Охотника.

Отредактировано Куруфинвэ Атаринкэ (12-01-2017 15:10:01)

0

45

[NIC]Морифинвэ[/NIC]
[STA]Мрачный[/STA]
[AVA]https://pp.vk.me/c628324/v628324808/2d960/mRrpZ1DCJqg.jpg[/AVA]
[SGN]Только одна у нас ныне надежда -
Что же с того, что земля нас не держит?
(Финрод-зонг)[/SGN]
Вот не везёт сегодня Охотнику, явно же не везёт. То меча лишился, то Моргота не доубил, то Кано на нём повис, то теперь вот эта тварь его решила надкусить, а потом и вовсе за стену утащить. Нет, сегодня звёзды определённо Турко не благоприятствуют.
Мрачный быстро сдал обморочного старшенького на руки ближайшему целителю, пообещав голову оторвать, если через десять минут Кано хотя бы в адекват не придёт. Целитель, увидев выражение лица Морьо, не предвещающее ему ничего хорошего, закивал и принялся чаровать. А сам Четвёртый насколько мог быстро вновь покинул пределы лагеря и направился к уже порядком разросшейся группе эльфов вокруг лежащего уже на чьём-то тёплом плаще Турко. Без труда растолкав половину столпившихся, Морьо пробрался к брату и присел рядом, вглядываясь в его изуродованное когтём лицо, но не мешая двум целителям делать всё необходимое ля оказания первой помощи.
"Дааа... Не называться тебе больше Прекрасным." - С каким-то даже сожалением и ноткой сочувствия подумал Морьо. Вновь встал на ноги и остановил проходящего в который уже раз мимо Курво.
- Не мельтеши. Выживет. Мы этой заразе блондинистой просто не дадим помереть. Сейчас ещё и Кано подойдёт. Так что вытянут его наши чаровники.
Иначе просто быть не может. Никто здесь просто не позволит Охотнику отправиться в гости к Намо. И пусть его состояние оставляет желать лучшего, но... Он просто не может вот так взять и умереть. Сильный. Если до сих пор жив, то уже скорее всего не умрёт.
Целители осторожно переложили Турко на принесённые кем-то из лагеря к этому времени носилки и понесли в лазарет. Морьо проводил их взглядом и посмотрел на Курво.
- Пойдём. Пора браться за дела. Ему мы ничем не поможем. А в лагере проблем прибавилось. Вон хотя бы те же ворота по-новой ставить надо. - Сказав всё это Мрачный вновь посмотрел через проём в сторону лазарета и медленно, будто через силу или от усталости, разом навалившейся на плечи, пошёл в лагерь. Но перед проломом остановился. Вновь повернулся лицом в сторону Севера и негромко, но с холодной яростью и весомо произнёс, обращаясь к опустевшему горизонту.
- Увижу тебя ещё раз, тварь ангбандская, да буду при достойном оружии, вобью тебе твои зубы и когти в глотку, чтоб своей же кровью захлебнулся. И это будет ещё малой платой за то, что ты сделал моим братом.
После резко повернулся и вошёл в лагерь. Сейчас он старался не думать, что происходит в лазарете, но не думать не получалось. Поэтому злой и встревоженный за жизнь и здоровье брата Морьо принялся с крайним усердием и тщательностью наводить порядок в рядах нолдор. Хватит уже бардака. Да и шум наверняка целителям мешает работать. Да и вообще. Порядок должен быть в лагере. Полный, сопровождаемый либо непостоянной тишиной, либо ровным гулом обычных дневных забот. Что-что, а уж порядок вокруг Четвёртый умел наводить быстро и качественно, потому он и воцарился спустя какое-то время. Хотя нолдор всё ещё были крайне взбудоражены случившимся.
Виновных Мрачный не искал, прекрасно понимая, что нолдор вокруг точно также, как и они с братьями первый раз в жизни увидели этакую тёмную тварь. Пусть их. В следующий раз и он сам, и верные будут умнее. А пока вон пусть ворота новые мастерят, кто от дежурства свободны. К чему свободные нолдор и приступили. Не без помощи со стороны моральных пинков от Морьо, но всё-таки. А из лазарета изредка доносились только отзвуки голосов целителей, да голос пришедшего в более-менее нормальное состояние Кано, отдающий там распоряжения и указания. Морьо удовлетворённо кивнул. Они справятся. Они обязательно со всем справятся.

0


Вы здесь » Эндор » Архив отыгрышей Светлого Блока » Королевство кривых зеркал. 5 год Солнца, начало зимы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC